Правозащитний раздел Голоса Правды
Блоги журналистов

Угольная промышленность возвращается в 90-е

Угольная промышленность возвращается в 90-е

На 29 октября в Киеве была намечена акция протеста — шахтеры Западной и Восточной Украины требуют погашения долгов по зарплате. Государство задолжало горнякам более 1,1 млрд. грн. (почти 47 млн. долл.).

Шахтеры пока воздержались от демонстраций и сделали власти последнее предупреждение. Если ситуация с зарплатами не разрешится и правительство не артикулирует четкую позицию по развитию угольной отрасли, то изнеженный слух чиновников потревожит гул стучащих по брусчатке шахтерских касок.

Традиционно, еще с поздних советских времен, шахтерское движение считается грозной и хорошо организованной протестной силой, которая могла заставить любую власть считаться с ее требованиями. Безусловно, сейчас профсоюзное движение горняков не настолько влиятельное, как раньше, но их активные действия могут заставить Зе-команду серьезно понервничать.

Чего хотят добиться от власти шахтеры, помимо решения вопроса с зарплатой, и в каком состоянии пребывает угольная отрасль?

Угольное пике

В наследство от СССР Украине достался развитый и мощный энергетический сектор, а угольная промышленность была одним из столпов его ресурсной базы. В 1991-м в стране насчитывалось 276 работающих шахт. Уже в 2001-м их количество сократилось до 190, в 2008-м осталось 160 шахт, а в 2013 г. в госсобственности осталось 107 объектов. После начала вооруженного конфликта в Донбассе на подконтрольной Киеву территории осталось 33 шахты.

С 2013 г. объемы добычи угля упали почти в два раза — с 83,6 до 30,6 млн. т по итогам 2018 г. Тенденция по снижению добычи продолжается из года в год.

Угольная отрасль находится в критической ситуации. По итогам прошлого года госшахты сгенерировали 2,7 млрд. грн. убытков. Уже обыденной картинкой последних лет стали локальные забастовки шахтеров из-за хронических долгов государства по зарплате, угрозы затопления шахт по причине миллионных долгов за электроэнергию и, к сожалению, трагические аварии.

Одним из факторов деградации государственного сектора углепрома была избирательная приватизация. Более перспективные и эффективные шахты перешли в частную собственность. Весьма показательна «довоенная статистика» 2011—2013 гг., когда в общем объеме добытого угля доля частных шахт достигала почти 70%. Госсектор, сконцентрировав весь «пассив» угольного производства, оказался крайне разбалансированным.

Во времена президентства Януковича из госбюджета выделялось до 2 млрд. долл. на дотирование угольной отрасли. Впрочем, при всех разговорах о дотационности угольной отрасли сейчас и «тупиковости» ее развития, только в первом полугодии 2019-го Украина импортировала угля на сумму почти 1,5 млрд. грн. Более 62% импортного топлива куплено в России.

Проблемное наследство

После подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Украина взяла на себя ряд ограничительных обязательств, касающихся углепрома. В 2015 г. тогдашний министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин объявил о прекращении политики дотирования отрасли в связи с условиями соглашения. Однако через некоторое время правительству все равно пришлось регулярно выделять средства на поддержку госшахт — из-за стремительно растущих задолженностей перед шахтерами.

В 2016 г. министр Игорь Насалик представил программу реформирования отрасли. Стратегия предусматривала закрытие/консервацию половины шахт, а остальные министр обещал сделать прибыльными. Министерство отчитывалось, что по итогам 2018 г. прибыльными были только четыре госшахты. Программа реформирования оказалась полностью проваленной, а с временами руководства Насалика связаны самые громкие коррупционные скандалы.

В СМИ было много информации о различных «схемах» и «смотрящих» в углепроме от разных групп. Контроль над шахтами и угольными обогатительными фабриками был поделен по региональному принципу между двумя центрами влияния. «Смотрящим» на предприятиях района Львовско-Волынского угольного бассейна считался Андрей Венгрин, которого связывали непосредственно с министром Насаликом. «Опека» над угольными компаниями в восточных регионах закрепилась за бизнесменом Виталием Кропачевым, которому достались ряд активов ГП «Селидовуголь» и другие объекты, купленные у Александра Януковича. Журналисты связывали Кропачева с Игорем Кононенко.

Прошлый год стал пиком обострения противоречий двух групп влияния, пытавшихся отобрать друг у друга контроль над активами. В 2018 г. за Кропачева взялось НАБУ, подозревая его фирмы в тендерных махинациях с поставками материалов на госшахты. Ущерб оценивался почти в 1 млрд. грн. Детективы провели обыски в бизнес-центре, доме и даже машинах бизнесмена. Правда, дело не получило какого-то внятного продолжения. Сейчас проблемы с правоохранителями возникли и у самого Насалика. Высший антикоррупционный суд назначил экс-министру психологическую экспертизу с использованием полиграфа. САП и НАБУ вменяют Насалику внесение недостоверных данных в декларации за 2015—2018 гг. По данным антикоррупционных органов, за этот период бывший министр скрыл информацию о получении 1,2 млн. долл. от физлиц.

Зе-адепты «зеленой» энергетики

Горняки рассчитывают не только добиться погашения долга по зарплате, но и спросить у новой власти о ее планах относительно угольной промышленности. Собственно, деньги на зарплаты власть уже пообещала. Недавно ВР проголосовала закон об изменениях к бюджету 2019 г., выделив на закрытие зарплатной «дыры» 1 млрд. грн. Но у шахтеров нет полной уверенности, что законодательную инициативу подкрепят реальными средствами. Не меньше финансового вопроса горняков интересует стратегия Зе-команды по углепрому.

Пока от власти не было никаких четких сигналов, а тем более программ по реорганизации угольной отрасли и решению накопившихся в ней проблем. Недавно первый замминистра энергетики и защиты окружающей среды Виталий Шубин весьма абстрактно описал планы министерства: «Сейчас мы ищем формулу, как сделать отрасль безубыточной. Думаю, что украинцам уже надоело постоянно финансировать угольную отрасль, поскольку она на себя не зарабатывает последние 10 лет». Он также отметил, что из 33 госшахт убыточны более 20, 10 еще имеют перспективы развития.

Показательно, что углепрому практически не уделили внимания в большой пятилетней программе правительства Алексея Гончарука. Угольной отрасли посвящен только небольшой абзац: «Мы внедрим экономически сбалансированный подход к формированию рынка угольной продукции, начнем реформирование неприбыльных угольных предприятий и профессиональную переориентацию их работников. Это даст возможность избавиться от бесперспективной финансовой нагрузки на экономику страны». Как конкретно будет выглядеть реформирование, в программе не написано.

Предположительно Кабмин намерен закрыть убыточные шахты, горняков переучить, например, на постоянно упоминаемых ITшников, а остальные шахты продать под революционным лозунгом тотальной приватизации.

Между тем в Министерстве энергетики представлены, можно сказать, скорее антагонисты угольной отрасли, которым эта сфера не очень интересна. Новому шефу ведомства значительно ближе альтернативная энергетика. Министр Алексей Оржель пришел в Кабмин вместе с Алексеем Гончаруком из Офиса эффективного регулирования (BRDO). Там Оржель руководил сектором «Энергетика». Карьеру чиновник начал в 2006 г. в Национальном регуляторе в сфере энергетики, отвечал за «зеленую» энергетику, занимался подготовкой методологии и документации, проработав в регуляторе до 2014 г. Министр также является председателем Украинской ассоциации возобновляемой энергетики.

Из архивов публикаций Оржеля в СМИ можно сделать вывод, что он сторонник «справедливых рыночных цен» на электроэнергию и другие ресурсы для бизнеса и населения. Еще в начале этого года Оржель в авторской колонке призывал отменить перекрестное субсидирование до введения рынка электроэнергии, уравнять стоимость энергоресурсов для населения и промышленности, повысив тарифы на 20—30%. Министр также ратовал за демонополизацию рынка, допуская разделение вертикально интегрированных компаний, предполагая, что «на рынке отдельными игроками могли бы стать каждая АЭС, ТЭС и ГЭС». Будущее рынка электроэнергии Оржель предсказывал в виде «стимулирования энергетической самодостаточности для населения и бизнеса». Эта концепция сводилась к «хуторянской энергетике» с идеей солнечных панелей для каждого дома.

После назначения на должность министра Алексей Оржель высказывал и вовсе футуристические идеи о том, что Украина на 100% перейдет на альтернативные источники энергии: «Амбициозная климатическая политика будет приоритетом для Украины, а министерство будет делать все возможное, чтобы страна перешла на 100% возобновляемых источников энергии к 2050 году, или даже скорее».

Впрочем, увлеченный «зеленой» энергетикой министр взял себе в замы вполне ориентирующегося в углепроме человека, хотя и с неоднозначной биографией. Заместителем по вопросам развития угольной промышленности стал Станислав Ковалевский, которого в СМИ называют ставленником Игоря Коломойского. Ранее Ковалевский возглавлял ГП «Торецкуголь», ГП «Орджоникидзеуголь» и ОДО «Шахта «Белозерская». В 2012 г. возглавляемая Ковалевским ООО «ТД «Энергоуголь» провела две сделки с ПАО «Донбасэнерго», продав партию угля для сжигания на ТЭС за 861 млн. и 1,68 млрд. грн. Тогда журналисты «Наші гроші» узнали, что эту компанию создали за день до оглашения тендера по закупке угля.

Является ли Ковалевский кадром Коломойского, сказать трудно. Но, учитывая заявления главы комитета ВР по вопросам энергетики Андрея Геруса о необходимости финансирования госшахт из бюджета, вырисовывается вполне логичный тандем.

Традиционные грабли провальных концепций

Пока в профильном министерстве вызревает план реорганизации углепрома, новой команде следует изучить типичные ошибки всех предыдущих планов реформы отрасли. Первую программу развития угольной промышленности приняли в 1994 г. с незатейливым названием — «Уголь». Она предусматривала реконструкцию шахт, улучшение социальной защиты шахтеров, увеличение добычи угля, строительство 22 новых шахт и закрытие 51 старой.

Уже в 2001 г. на программе поставили крест и приняли новую — «Украинский уголь». Закончилась она так же скоропостижно и безрезультатно. В дальнейшем подобные «стратегические» прожекты возникали с завидной регулярностью, бесславно сменяя друг друга и не достигая поставленных задач.

Самым эффективным документом в истории реформ угольной отрасли можно считать указ президента Леонида Кучмы от февраля 1996 г. «О структурной перестройке угольной промышленности». Указ предписывал ликвидировать неперспективные угольные предприятия, провести финансовое оздоровление отрасли, обеспечить социальную защиту высвобождаемых работников, приватизировать шахты и создать конкурентный рынок угля. Это очень похоже на те меседжи, которые сейчас озвучивают в Зе-команде.

Правда, эффективным план Кучмы был только в части закрытия шахт и (отчасти) приватизации. Согласно выводам Счетной палаты, ликвидация шахт сопровождалась повсеместным хищением пригодного для эксплуатации оборудования и незаконным присвоением бюджетных средств. Социальная составляющая реформы по защите и переквалификации бывших работников шахт проводилась крайне слабо. Уволенные горняки фактически остались один на один со своими проблемами.

Вполне вероятно, что угольную отрасль страны ждет полноценный ремейк реформ образца 96-го с такими же последствиями.

Вы можете прочитать эту запись в «Живом Журнале» Мирославы Бердник, а также оказать автору финансовую поддержку.

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Читайте «Голос Правди» у «Telegram»

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Эдуард Долинский: В селе Старий Угринов...

Эдуард Долинский: В селе Старий Угринов...

19.11.2019
Департамент финансового мониторинга Латвии: Деньги для Байдена и Керри выводились с Украины

Департамент финансового мониторинга Латвии: Деньги для Байдена и Керри выводились с Украины

19.11.2019
Шарий: Баканову позвонили по этому черту

Шарий: Баканову позвонили по этому черту

19.11.2019
Александр Семченко: Зачем Дон бассу возвращаться под Киев, если там тарифы ЖКХ в 7 раз ниже

Александр Семченко: Зачем Дон бассу возвращаться под Киев, если там тарифы ЖКХ в 7 раз ниже

19.11.2019
Эдуард Долинский: Хотя Вятровича и убрали из...

Эдуард Долинский: Хотя Вятровича и убрали из...

19.11.2019
Сталин украинского масштаба. Как из польского мальчика вырос генсек КП(б)У

Сталин украинского масштаба. Как из польского мальчика вырос генсек КП(б)У

19.11.2019
Черная пехота. Исторические мифы

Черная пехота. Исторические мифы

19.11.2019
Архиерей УПЦ рассказал об отношении Церкви к теории о внеземной жизни

Архиерей УПЦ рассказал об отношении Церкви к теории о внеземной жизни

19.11.2019
С кем воевали «лесные братья»: из 25 тыс., убитых ими, 23 тыс. — литовцы

С кем воевали «лесные братья»: из 25 тыс., убитых ими, 23 тыс. — литовцы

19.11.2019
#МОНТЯН: По уму о земельной реформе

#МОНТЯН: По уму о земельной реформе

19.11.2019

160 лет назад родился глава ЗУНР Кость Левицкий

19.11.2019
Почему мы до сих пор в Украине?

Почему мы до сих пор в Украине?

19.11.2019