Правозащитний раздел Голоса Правды
Блоги журналистов

Убийство генерал-фельдмаршала фон Ейхгорна. Киев. 30 июля 1918 года

Убийство генерал-фельдмаршала фон Ейхгорна. Киев. 30 июля 1918 года

На сайте издания «Голос Правды» опубликована новая запись независимого журналиста Мирославы Бердник:

Политолог Константин Бондаренко напомнил:

"30 июля 1918 года в Киеве эсер Борис Донской убил командующего группы армий «Киев» и руководителя немецкой оккупационной администрации в Украине фельдмаршала Генриха фон Айхгорна. По иронии судьбы, взрыв прогремел рядом с тем местом, где ныне расположен Институт национальной памяти.
Думаю, в сотую годовщину этого трагического события всем, кому небезразлично наше прошлое, можно собраться в траурном одеянии и возложить цветы и венки перед Институтом национальной памяти. Будет очень символично. Заодно поинтересоваться, не планируют Крещатике вернуть его историческое название (которую он носил в 1941—1943 годах) — Айхгорнштрассе.
А вообще можно установить в Украине День евроскептика, и отмечать его ежегодно 30 июля"


На фото: похороны Айхгорна в Берлине

Убийство генерал-фельдмаршала фон Ейхгорна. Киев. 30 июля 1918 года

       Герман фон Эйхгорн (Eichhorn) (13.2.1848, Бреслау — 30.7.1918, Киев), германский генерал-фельдмаршал. Участник австро-прусской войны 1866 и франко-прусской войны 1870—1871. Долгое время служил в Генштабе. С 1.5.1904 командир XVIII АК, с 1912 генерал-инспектор 7-й армейской инспекции. Перед войной вышел в отставку, в августе 1914 зачислен в резерв. Первые месяцы войны оставался не у дел и только 26.1.1915 назначен командующим сформированной на Востоке 10-й армией, развернутой от Тильзита до Инстербурга. Участвовал в зимнем сражении в районе Мазурских болот. С 30.7.1916 главнокомандующий группой армий «Эйхгорн», развивавшей наступление в Восточной Пруссии. В конце 1917 — начале 1918 группа армий Эйхгорна действовала в Прибалтике и Белоруссии. 18 февраля 1918 занял Двинск, 21 февраля — Цесис, Резекне, Даугавпилс, Минск, 23 февраля — Валмиеру и Валгу, 24 февраля — Калинковичи, 27 февраля — Жлобин, 28 февраля — Рогачев и Речицу, 1 марта — Гомель, 3 марта — Оршу, 5 марта — Могилёв. С 31.3.1918 главнокомандующий группы армий «Киев». Руководил на последнем этапе оккупацией Южной Белоруссии, Украины и Юга России. Возглавил администрацию оккупированных областей Украины.
       
Немецкое командование взяло на себя определенные административные функции относительно обеспечения регулярного поступления из Украины сельскохозяйственной продукции. 6 апреля Эйхгорн издал приказ, в котором говорилось о сроках и порядке проведения посевной кампании. В документе подчеркивалось, что урожай будет принадлежать тем, кто засеет площади. Крестьяне, взявшие земли больше, чем смогут возделать, будут подвержены наказанию. Кроме того, крестьяне должны были всячески помогать в обработке помещичьих угодий. Приказ фельдмаршала вызывал недовольство УЦР: Министерство иностранных дел высказало официальный протест Германии по поводу действий Эйхгорна, по линии Министерства земельных дел народ Украины оповестили, что приказ немецкого командующего выполнять не надо, Министерство юстиции своим приказом подтвердило, что немецко-австрийские войска не имеют права казнить и подвергать заключению украинских граждан по приговорам своих полевых судов, поскольку в Украине существуют собственные гражданские и военные суды.
        Германия и Австро-Венгрия поняли, что Центральную Раду следует заменить другим органом, который безоговорочно выполнял бы их требования. Воплощение в жизнь этого плана было возложено на Эйхгорна и начальника штаба немецких войск в Киеве генерала Греннера.
        Исходя из санкции Вильгельма II, Эйхгорн сделал все для того, чтобы 29 апреля 1918 г. состоялся государственный переворот, в результате которого к власти пришел гетман Павел Скоропадский. Он возглавил провозглашенное вместо Украинской Народной Республики Украинское государство. Центральная Рада прекратила свое существование.

        П.Скоропадский поддерживал тесные связи с Вильгельмом II, дружественные отношения завязались у него и с Эйхгорном. Гетман и командующий немецкими войсками в Украине были профессиональными военными, принимали участие в Первой мировой войне, правда, воевали они один против другого, да и должности у них были разные — фельдмаршал Эйхгорн командовал армией, а генерал-майор Скоропадский — корпусом. В 1918 г. они не говорили о длившейся мировой войне, а делали свои дела.

          Летом по Украине прокатилась волна крестьянских восстаний против австро-немецких оккупантов и гетманских войск и созданных ими местных органов власти. В Киеве же, на первый взгляд, царил покой, хотя действовало антигетманское подполье. Гетман и фельдмаршал жили в центре города — на Печерске. Первый поселился в доме бывшего генерал-губернатора, а второй — по ул. Екатерининской, 16.


Бывший особняк Уваровых по ул. Липской, 16 (бывш.Екатеринская).
Фото из книги О.Друг и Д.Малакова "Особняки Киева" Читать подробно
       В июне 1918 г. в Киев с целью убийства Эйхгорна прибыла боевая группа левых эсеров во главе с И.К.Каховской. Покушение на Эйхгорна было дополнительно санкционировано Всеукраинским комитетом партии левых социал-революционеров, находившимся в то время в Одессе.Группа была обеспечена взрывчатыми веществами, оружием, деньгами и поддельными паспортами. В качестве техника в группе принимал участие И.Ф.Бондарчук. Связной группы была сначала М.Залужная. Позже связным стал член Всеукраинского комитета Е.П.Терлецкий.
        В качестве боевика в группе был левый эсер матрос Б.М. Донской.

       Каховская Ирина Константиновна (15.08.1888, г. Тараща Киевской губ., — 1.03.1960, г. Малоярославец Калужской обл.). Из дворян (к этому роду принадлежал декабрист П.Г. Каховский); отец — землемер, мать — учительница. Каховская воспитывалась в Петербургском Мариинском институте благородных девиц, в 1904 поступила на историко-филологическое отделение Высших женских (Бестужевских) курсов. В революционном движении с 1905, некоторое время — большевичка, с 1906 — член Союза эсеров-максималистов. Арестована в апреле 1907 за участие в боевой дружине, осуждена на 20 лет каторги. На Нерчинской каторге познакомилась с М.А. Спиридоновой, А.А.Измайлович и другими деятелями партии социалистов-революционеров, В 1914 вышла на поселение по амнистии. Участник Октябрьской революции. Делегат 2-го Всероссийского съезда Советов, член его Президиума. После раскола ПСР — левая эсерка. Избиралась членом ВЦИК 2-4-го созывов. Заведовала (вместе с В. Володарским) агитпропотделом ВЦИК. Во время дискуссии о Брестском мирном договоре активно выступала за революционную войну с Германией. После того как ЦК ПЛСР санкционировал террористическую борьбу, вместе с Б.М.Донским и Г.Б.Смолянским вошла в Боевую организацию при ЦК.

       Донской Борис Михайлович (1894—1918). Член ПСР с 1916, с 1918 левый эсер. Из крестьян-старообрядцев. Окончил сельскую школу. В 15-летнем возрасте переехал в Петербург. В 1915 призван в армию, служил минным машинистом на транспортном судне Балтийского флота. Незадолго до Февральской революции арестован за организацию голодовки протеста. После революции избран в Исполком Кронштадтского Совета. Член Кронштадтского Комитета ПСР. 4.7.1917 вел переговоры с лидерами левых эсеров о присоединении моряков к вооруженной демонстрации в Петрограде. В дни октябрьского переворота был комиссаром форта Ино и руководил отправкой формирований на Пулковские высоты. К марту 1918 вошел в состав Всероссийской Боевой организации ПЛСР.  По свидетельству И.К. Каховской, Донской "пользовался громадной популярностью в Кронштадте и матросская масса постоянно выдвигала его во все тяжёлые и ответственные минуты на передовые роли. Партия ценила в нём крупного массового работника, а те, кому чаще приходилось встречаться с ним, — удивительно обаятельного, редкой душевной чистоты человека и драгоценного товарища" ["Дело Эйхгорна и Деникина (Из воспоминаний)", в кн.: "Пути революции", Берлин, 1923, с. 194-951]


        Террористы готовили покушение на фельдмаршала по сценарию, разработанному еще в дореволюционные времена эсеровскими боевиками и даже народовольцами. У них было несколько конспиративных помещений как в самом Киеве, так и недалеко от города: дача в Святошино, частные дома в Боярке и на Глыбочице, квартира на Бибиковском бульваре. Потом террористы начали следить за Эйхгорном. Этот процесс был продолжительным и требовал большой конспирации и внимательности. Надо было не только определить маршруты Эйхгорна по Киеву, а и точно знать время его выезда из дома или штаба, приезда в то или иное учреждение. Киевские эсеры указали местожительство фельдмаршала, Б.Донской купил белого коня и превратился в «извозчика», что давало ему возможность свободно передвигаться по городу и вести слежку. Столкнулись с трудностями, которых не знали дореволюционные террористы. Центр Киева — Липки, где проживали Эйхгорн и Скоропадский, где находился немецкий штаб, другие учреждения, был превращен в своеобразный военный лагерь. Сюда для слежки за главнокомандующим невозможно было пробраться под видом лоточника, торгующего папиросами, в этом районе не сдавались квартиры, практически не было магазинов и т.п.
Единственное, что могли делать террористы, — быстро ходить по ул. Екатерининской, сменяя один другого, постоянно переодеваясь и даже гримируясь. Один раз случайно И.Каховская встретила Эйхгорна с адъютантом, которые пешком шли к штабу. Прошло много времени, пока террористы точно установили, что такие прогулки происходят ежедневно в час дня и длятся 3-5 минут.
        Террористический акт запланировали на 30 июля. За дело взялся Б.Донской. Боевики хотели разработать и план бегства Донского с места теракта, но, как и их предшественники, отвергли его. Эсеры в каждое убийство высокого должностного лица вкладывали максимум агитационного содержания. Каждый террористический акт должен был донести до широкой общественности цель и причину уничтожения врага народа и борьбы за революционные идеалы.
       В конце июля 1918 г. в Киеве шли дожди, поэтому Б.Донской в тот день надел плащ, в карман которого положил бомбу, и модную соломенную шляпу «канотье». В район Липок его сопровождала И.Каховская. На всякий случай Донского подстраховали Е.Терлецкий (на углу Крещатика и Прорезной) и Г.Смолянский непосредственно на главной улице Киева. И.Каховская и Б.Донской медленно шли по Лютеранской улице и очутились на Екатерининской ровно в час дня.

Der 1. Weltkrieg: Feldmarschall v. Eichhorn mit seinem Adjutanten Hauptmann v. Dreßler
Фельдмаршал фон Эйхгорн и его адьютант капитан фон Дресслер (Dreßler)

        Охрану в Липках, где дислоцировалось командование немецких войск и жил Эйхгорн, обеспечивали солдаты 76-го полка. Рядовой Альфред Хилькер посмотрел на часы, которые показывали 1 час 55 минут дня, и подошел к окну караульного помещения, которое находилось на углу Екатерининской улицы и Липского переулка. Он знал, что в это время главнокомандующий ежедневно ходит обедать от дома, где проживает, к помещению офицерского собрания штаба, находящегося на перекрестке улиц Екатерининской и Институтской. Все было как всегда. Эйхгорн в сопровождении адъютанта капитана фон Дресслера шел по тротуару Екатерининской. На перекрестке с Липским переулком они должны были перейти на противоположную сторону улицы и направиться к дому № 16, где проживал фельдмаршал. Вдруг постовой заметил, что в том месте прямо на мостовой стоит человек в гражданском и смотрит в сторону Эйхгорна. Хилькер инстинктивно схватил винтовку. А между тем Эйхгорн и Дресслер прошли мимо неизвестного и остановились на тротуаре, оживленно разговаривая. Человек в плаще вынул что-то из кармана и бросил в сторону фельдмаршала и его спутника.
        Прогремел сильный взрыв. В то же время по Екатерининской в сторону Елисаветской медленно ехал извозчик. Террорист прыгнул в фургон, и конюх стегнул рыжую кобылу, но та не тронулась с места. Происходило это как раз напротив магазина Прасковьи Голубь, который находился в доме №15 по ул. Екатерининской. Террорист спрыгнул на мостовую и стал убегать в направлении Елисаветской улицы. За ним побежали немецкие солдаты. С помощью П.Голубь они задержали извозчика, который назвался Ефремом Бычком и заявил, что не причастен к теракту. Злоумышленника уже догонял ефрейтор Бемке, в то время как тот внезапно остановился возле дома №15 и поднял руки. Сделать это его заставила не только безысходность, но и традиция эсеровских террористов объяснять властям и населению мотивы убийства того или иного высокого должностного лица в интересах народа.
        От взрыва самодельной бомбы Эйхгорн и Дресслер были смертельно ранены. Об этом теракте гетман П.Скоропадский вспоминал так: «30 июля по новому стилю мы как раз закончили завтракать в саду, и я с генералом Раухом хотел пройтись по саду, прилегающему к моему дому. Не отошли мы и на несколько шагов, как прозвучал сильный взрыв неподалеку от дома. …Я и мой адъютант побежали туда. Мы увидели действительно тягостную картину: фельдмаршала перевязывали и укладывали на носилки, рядом лежал на других носилках его адъютант Дресслер с оторванными ногами, он, несомненно, умирал. Я подошел к фельдмаршалу, он меня узнал, я пожал ему руку, мне было чрезвычайно жаль этого почтенного старика...  Я чувствовал, что его смерть только усложнит обстановку в Украине... Адъютант Эйхгорна Дресслер в тот же день умер. А бедного Эйхгорна отвезли в клинику профессора Томашевского, он еще помучился немного и на следующий день вечером, именно в тот момент, когда я пришел его навестить, умер".
        Террориста отправили в немецкое отделение киевского дома арестов. Сразу же началось следствие под личным надзором прокурора Генрихсена. На первом допросе задержанный заявил: «Зовут меня Борис Михайлович Донской. Мне 24 года. Я крестьянин села Гладкие Выселки Михайловского уезда Рязанской губернии, неженатый, грамотный, не судился. С 1915 по 1917 год служил на Балтийском флоте на транспортном судне «Азия», где был минным машинистом. В партии с 1916 года. Виновным себя признаю. Центральным комитетом Украинской и Российской партии левых эсеров было принято постановление убивать всех немецких, французских и других иностранных военачальников, направляющихся в Россию забирать у крестьян землю и душить российскую революцию. На последнем съезде нашей партии в Москве это постановление было санкционировано... Центральный комитет Партии левых социалистов-революционеров вынес смертный приговор Эйхгорну за то, что он, являясь командующим немецкими военными силами, задушил революцию в Украине, изменил политический строй, осуществил, как сторонник буржуазии, переворот, содействуя избранию гетмана, и забрал у крестьян землю. Когда Центральный комитет Российской партии левых социалистов-революционеров приговор утвердил, я взялся за выполнение этого приговора и согласился убить Эйхгорна».
        Следственные органы интенсивно искали соучастников Донского. А тем временем гетман П.Скоропадский обратился с грамотой к украинскому народу:
       «Сегодня, 30 июля 1918 г., в 10 часов вечера, почил навеки командующий группой немецких войск в Украине генерал-фельдмаршал Эйхгорн, погибнув от преступной руки заклятых врагов Украины и ее союзников. Тем, кто не знал покойного генерал-фельдмаршала, трудно оценить, какая это большая и горькая потеря для Украины. Генерал-фельдмаршал Эйхгорн был искренним и убежденным нашим приверженцем и другом украинского народа, и целью его было создание самостоятельного Украинского Государства. Видя в нашем народе неисчерпаемые творческие силы, он радовался тому славному будущему, которое ожидает Украину, и всеми силами поддерживал идею Украинского Государства даже среди тех, кто относился к ней с недоверием. …Единственное утешение в тяжком горе, нас постигшем, это то, что позорное преступление совершено не сыном Украины, а чужаком, враждебным Украинскому Государству и его союзникам.
                                                                                                                                  Гетман всей Украины Павел Скоропадский»
.
       Кроме того, между Киевом и Берлином состоялся обмен телеграммами на высшем уровне.
        Следствие интенсивно работало и арестовало нескольких террористов. Таким образом была сорвана их попытка совершить 1 августа во время панихиды по Эйхгорну покушение на П.Скоропадского. В тот же день гробы генерал-фельдмаршала и его адъютанта отправили для погребения на родине. Массовая траурная процессия отправилась по улицам Екатерининской, Александровской, Крещатику, Фундуклеевской, Пироговской, Бибиковскому бульвару, Безаковской к Киевскому вокзалу. На тротуарах, кроме военных, стояли тысячи киевлян, перед этим смертельно напуганные слухами, что немецкие войска окружили Киев и начнут его артиллерийский обстрел.
        Е.Терлецкому и Г.Смолянскому удалось избежать ареста и выехать из Киева. И.Каховская попала в засаду возле дачи в Святошино и была схвачена немецкими солдатами. Арестовали и И.Бондарчука (Собченко).
        Узников, особенно Б.Донского, жестоко пытали. Несмотря на жестокие пытки, Донской сообщил лишь имя, партийную принадлежность и заявил, что ЦК ПЛСР вынес "смертный приговор Эйхгорну за то, что он, являясь начальником германских военных сил, задушил революцию в Украине, изменил политический строй, произвёл, как сторонник буржуазии, переворот, способствуя избранию гетмана, и отобрал у крестьян землю" ["Дело Эйхгорна и Деникина (Из воспоминаний)", в кн.: "Пути революции", Берлин, 1923, с. с. 219). Из Лукьяновской тюрьмы ему удалось передать на волю записку: "Для меня нет в жизни более дорогого, чем революция и партия" (там же, с. 220).
Извозчик Бычок, не переставая твердить, что ничего общего с терактом не имеет, повесился в камере. Левые эсеры подвергли сомнению самоубийство Бычка и утверждали, что его тайно убили немецкие и гетманские тюремщики. Но это, очевидно, выдумка. Власти не побоялись открыто объявить смертный приговор Б.Донскому и И.Каховской и публично казнить убийцу Эйхгорна на Лукьяновской площади.
        10 августа в пять часов дня из переулка, ведущего от тюрьмы к площади, место казни, вышли две роты немецких солдат и несколько мужчин в офицерских серых шинелях. Палач, арестант Лукьяновськой тюрьмы Линник, в серой шинели стоял возле телефонного столба, где висела петля из скрученной проволоки и была прибита большая доска с надписью: «Убийца генерал-фельдмаршала фон Эйхгорна». Борис Донской подошел к столбу и абсолютно спокойно снял связанными руками шапку с головы, а палач ловко набросил петлю. Немецкий солдат выбил из-под ног Бориса Донского скамью, и он повис.
        На площади было много людей. Труп оставили висеть на столбе в течение двух часов. Ночью его сняли и перенесли в часовню. Временный служитель из уголовных тайно от администрации собрал цветы в больничном саду и обсыпал ими тело покойного. Так, в цветах, его и отпевали.
        И.Каховской объявили смертный приговор почти через месяц после казни Донского — в середине сентября 1918 г. Суд под председательством полковника Гюбнера длился всего 15 минут. После приговора Гюбнер подошел к Каховской и сказал: «Повесить у нас даму не очень-то и легко. Нужно, чтобы приговор утвердил сам кайзер». Но Вильгельм II так и не вынес свой вердикт. В ноябре 1918 г. в Германии вспыхнула революция, свергнувшая власть кайзера, тогда же закончилась Первая мировая война. В Украине с новой силой вспыхнуло восстание против гетмана, 14 декабря вынужденного отречься от власти, которая перешла в руки Директории. В декабре петлюровские войска оккупировали Киев, освободили узников. Правда, Собченко, готовившего покушение как на Эйхгорна, так и на Скоропадского, выпустили на свободу, а Каховскую перевели в Лукьяновскую тюрьму. Новая власть не взяла на себя ответственность освободить террористку. Когда же партия левых эсеров обратилась к председателю немецкого совета солдатских депутатов Кирхнера, тот заявил, что ее дело рассматривалось не как политическое, а как уголовное, и совет ничего, к сожалению, сделать не может. В дело освобождения И.Каховской вмешался даже ЦК левых эсеров, непосредственно обратившийся к немецкой организации «Союз Спартака». Ответ был такой: террористка оставит тюрьму, когда из Киева уйдет последний немецкий солдат. Но и после этого Каховская находилась в тюрьме. Лишь благодаря настоятельному ходатайству бывшего члена Центральной Рады Николая Ковалевского она вышла на свободу в январе 1919 г. Украинские власти относились к террористам безразлично.
        Однако большевики, захватившие в начале февраля 1919 г. Киев, сделали из них народных героев. 7 апреля в Киеве в помещении Купеческого собрания начался первый открытый революционный трибунал в советской Украине над убийцами Б.Донского. Судебное заседание открыл наркомюст О.Хмельницкий, вкратце рассказавший о судебной расправе над врагами советского строя в УССР. Трибунал судил непосредственного палача Б.Донского — уголовного узника Линника, а также ряд причастных к пыткам террористов руководителей Лукьяновской тюрьмы и немецких офицеров из контрразведки. Многих судили заочно. 8 апреля 1919 г. трибунал вынес смертный приговор Линнику и надзирателю тюрьмы Боровчуку, который и был выполнен в течение 24 часов. Отдельных подсудимых, не присутствовавших на суде, объявили «вне закона». Об офицерах кайзеровской контрразведки, приговоренных к казни, ЦК КП(б)У известил «Союз Спартака» и потребовал от немецкого правительства выполнить вынесенный в Киеве приговор. Эти требования так и остались только на бумаге.
        По-разному сложилась дальнейшая судьба участников убийства 70-летнего фельдмаршала Эйхгорна. Е.Терлецкий в 1919 г. вступил в новообразованную партию борьбистов, в следующем году слившуюся с КП(б)У. Потом занимал высокие государственные должности. В 1938 г. был репрессирован и расстрелян. Так же сложилась судьба и Г.Смолянского. И.Каховская с 1921 г. постоянно находилась в советских лагерях. В 1956 г. ее реабилитировали, а в 1960-м она умерла.
        Московский журнал «Родина» в №12 за 1989 г. перепечатал из левоэсеровского сборника «Пути революции», выходившего в 1923 г. в Берлине, отрывок из воспоминаний И.Каховской «Дело Эйхгорна и Деникина». Составители этой публикации А.Разгон и Л.Овруцкий в предисловии написали: «Были бы Каховская или Донской (непосредственные исполнители теракта) большевиками, в Киеве их именами назвали бы и площадь, и улицу. А так ничего — даже мемориальной доски нет, будто бы Эйхгорн погиб сам по себе». В действительности же именем Б.Донского в 20—30-х годах был назван Липский переулок.
        Во время оккупации Киева гитлеровцами центральную улицу столицы Украины Крещатик переименовали в Эйхгорн-штрассе. Вообще же, в XX ст. Крещатик дважды переименовывался и дважды в честь жертв терроризма: с 1923 по 1937 гг. — в ул. В.Воровского (советского дипломата, убитого белоэмигрантом в Швейцарии), а с 1941 по 1943 гг. — в ул. Г. фон Эйхгорна.

(Валерий ВОЛКОВИНСКИЙ. САМЫЙ ГРОМКИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ ПЕРИОДА УКРАИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Зеркало недели. № 5 (329) 3 — 9 февраля 2001)


Вы можете прочитать эту запись в «Живом Журнале» Мирославы Бердник, а также оказать автору финансовую поддержку.

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Читайте «Голос Правди» у «Telegram»

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Проводы в Рожаве американских освободителей

Проводы в Рожаве американских освободителей

21.10.2019
По популярности изучения в ВУЗах Евросоюза русский язык опережает подавляющее большинство языков ЕС

По популярности изучения в ВУЗах Евросоюза русский язык опережает подавляющее большинство языков ЕС

21.10.2019
Обращение конгрессменов США о необходимости признать «Азов» террористической организацией

Обращение конгрессменов США о необходимости признать «Азов» террористической организацией

21.10.2019
Над Украиной в атмосфере зафиксирован рекордный уровень угарного газа

Над Украиной в атмосфере зафиксирован рекордный уровень угарного газа

21.10.2019
Песня 95-го квартала и хора им. Верьовки про сожженный дом Гонтаревой

Песня 95-го квартала и хора им. Верьовки про сожженный дом Гонтаревой

21.10.2019
Митрополит Запорожский Лука: Слово благодарности архиепископу Афинскому Иерониму

Митрополит Запорожский Лука: Слово благодарности архиепископу Афинскому Иерониму

21.10.2019
Шарий: Омеляна преследуют по политическим мотивам

Шарий: Омеляна преследуют по политическим мотивам

21.10.2019
Про газификацию труднодоступных районов. На связи Горбовский

Про газификацию труднодоступных районов. На связи Горбовский

21.10.2019
The National Interest: Куда пойдет Украина?

The National Interest: Куда пойдет Украина?

21.10.2019
Годовщина убийства Муаммара Каддафи — И свет во тьме светит, и тьма не объяла его... — LiveJournal

Годовщина убийства Муаммара Каддафи — И свет во тьме светит, и тьма не объяла его... — LiveJournal

21.10.2019
Зрада! Газета The New York Times отказалась меня историческое название Kiev на Kyiv

Зрада! Газета The New York Times отказалась меня историческое название Kiev на Kyiv

21.10.2019
Украина на карте Европы на момент подписания Сен-Жерменского договора

Украина на карте Европы на момент подписания Сен-Жерменского договора

21.10.2019