Правозащитний раздел Голоса Правды
Блоги журналистов

Сербские мученики: М. Бердник — «Голос Правды»

Сербские мученики: М. Бердник — «Голос Правды»

"ДИТЯ, ДЕЛАЙ СВОЕ ДЕЛО» Памяти мученика Вукашина
Посвящается мученикам Ясеновацким

29 мая – день памяти мученика Ву́кашина из купеческого рода Мандрап, жестоко убитого в концлагере Ясеноваце усташем Жилой Фригановичем зимой 1943 года.

«Идеология… Это она дает искомую твердость убийце».
А Солженицын

Было тяжело писать о том ужасе которые пережили Сербские мученики. Тяжело будет и читать вам об этом. Но молчать тоже нельзя. Их кровь, их мучение – это свидетельство о лицемерии лжи европейской «демократии». Правда о мучениках Сербии до сих пор скрывается в тайнах архивов и засекреченных документах второй мировой войны. Мир делает все, что бы правда о святых страдальцах Сербии была предана забвению.

Кто из нас может сказать что-либо о мучениках Сербии? Мы знаем о Освенциме, о Бухенвальде, но кто знает об Ясеноваце, Жадавно, Старой Градишке и других концлагерях? Мученикам этих лагерей я посвящаю эту публикацию.

Предыстория

10 апреля 1941 года усташами (хорватскими нацистскими радикалами) было создано Независимое Государство Хорватия (НГХ), во главе которого стал палач Анте Павелич. Это было нацистское образование, сформированное с помощью гитлеровской Германии и Италии Муссолини, по благословению папы римского Пия XII (!), на территории Югославии – Хорватии, Боснии и Герцеговины – сразу после захвата Югославии гитлеровскими войсками. НДХ вошла в историю невиданными зверствами, учинёнными хорватами по отношению к сербам, евреям и цыганам. В период Второй мировой войны в НДХ было уничтожено около 2 миллионов сербов. В НДХ сербы были объявлены вне закона и с помощью католической церкви, под руководством архиепископа Алоизия Степинца, проводилась чудовищная по своим масштабам, планомерная политика истребления сербов: их было можно безнаказанно убивать, пытать, изгонять из домов, отбирать имущество…

История

В Ясеновацком концлагере хорватами было уничтожено более 700 000 человек. Из них 500 000 — православные сербы, остальные — евреи, цыгане. Это был не единственных лагерь. Был еще лагерь в Жадовно, где было убито до семидесяти пяти тысяч человек. Около семидесяти тысяч человек (в основном женщины) было уничтожено в Старой Градишке, отметим, что в числе охранниц там служили католические монахини. В Слано усташи уничтожили около десяти тысяч сербов. И это лишь несколько из десятков хорватских лагерей, где сербы подвергались планомерному истреблению.
И как их убивали! Фашисты Освенцима были гуманистами по сравнению с своими собратьями хорватами. Они просто травил своих узников газом, а потом умерших сжигали. Хорваты делали иначе – они умерщвляли свои жертвы специальными ножами — «серборезами», разбивали головы молотами, живым людям отрезали руки, ноги, пальцы, уши, губы, выкалывали глаза, женщинам отрезали груди .

Анте Павелич однажды показал итальянскому корреспонденту целую корзину, наполненную чем-то слизистым. «Это устрицы?» — спросил его корреспондент? «Нет, — с улыбкой ответил Павелич, — это сербские глаза, двадцать килограмм, дар моих верных усташей» (Ривели. Архиепископ геноцида. С.66). Глаза вынимали не из умерших людей, а из живых, среди которых было не мало детей! Упоминания о таких корзинах встречаются неоднократно. Например, есть рассказы о том, как один усташ носил бусы из сербских глаз, а другой — ремень, с которого свисали сербские языки (Там же. С. 103). Некоторых сербов принуждали пить еще теплую кровь их зарезанных родственников, а затем резали и их.

Концлагерь в Ясеноваце

Усташи стремились к полной независимости Хорватии, а достигнув ее, объявили гражданами только арийцев — хорватов и немцев, а всех прочих (сербов, евреев, цыган) — только собственностью государства, как скот.
Павелич по отношению к ним был категоричен: «Или за Дрину, или в Дрину» И плыли по реке Дрина тела с табличками — «В Белград. Королю Петру», плыли отрезанные детские головы с надписями: «Мясо для Белградского рынка». Отметим, что Павелич был благочестивым католиком, даже в изгнании в Аргентине он каждый день слушал мессу... Он неуклонно боролся за традиционные католические ценности и именно апеллируя ими призывал своих сподвижников к безжалостности. «Мы не имеем права быть гуманными»

.Свидетельства

Геноцид был ВСЕНАРОДНЫМ. И в уничтожении православных активнейшее участие принимали католические священники, католические монахи и монахини. Лагерь Ясеновац не имеет аналогов во всей истории человечества по зверствам, мучениям и способам убийствам. Пожалуй, не было способа лишения человека жизни, который бы не применялся в лагере.

Заключенным проламывали голову «сербомолотами», переламывали им кости, затаптывали их в грязь. Для перерезки горла были изготовлены немецкой фирмой «Золинген» «серборезки» — слегка изогнутые клинки на кожаной рукавице. При их разработке по указанию хорватского правительство главным требованием была возможность как можно быстрее убивать при минимальной усталости исполнителя.

«Сербосеком» назывались и соревнования по резне заключенных, которые регулярно проводились в Ясеноваце. Абсолютным чемпионом стал воспитанник католического общества «Крижари» («Крестоносцы») Петар Брзица, который 29 августа 1942 года за одну ночь перерезал горло 1360 узникам и получил за это от лагерного священника золотые часы, а также серебряный сервиз, вино и поросенка. Позже он бежал в США, где получил американское гражданство. В его выдаче Югославии и Израилю было отказано.

Для отделения головы от туловища в лагере использовался как традиционные орудия убийств: сабли, топоры, большие ножи, так и приносящие значительно большие мучения ручные пилы. Заключенным также надрезали кожу и посыпали солью или грязью, вызывая инфекцию. Прижигали им раскаленным железом гениталии. Сажали крысу на живот, затем накрывали ее крышкой, которую нагревали, пока крыса не прогрызала кожу и не проникала в живот узника. Выдирали ногти клещами, ослепляли узников уколом иглы в глаз, отрезали нос, уши и язык, прокалывали шилом сердце, насиловали дочерей на глазах у родителей, под страхом мучений заставляли сыновей насиловать родных матерей, отрезали мужские половые органы и клали их в рот матерям и дочерям. Долгая и мучительная смерть была у тех, кого подвешивали на специальных крюках.

Заключенных топили в реке Сава и в канализационных каналах, которые были соединены с озером, служившим единственным источником воды для узников. Это вызывало эпидемии. В мемориальном комплексе сохраняется необычный экспонат – «Тополь ужасов». На нем не только вешали, но и прибивали к его стволу за руки и за ноги, оставляя умирать в течение нескольких дней. Зимой голых заключенных обливали холодной водой и запирали в бараках, где они умирали от обморожения.

В Ясеноваце сохранилась «Насыпь смерти» от железной дороги Белград – Загреб до левого берега Савы. Заключенные строили ее в тяжелейших условиях: стоя по пояс в иле и грязи, часто перенося глину в шапках и даже в ладонях. Потеряв силы, эти ходячие трупы оступались, и падали в насыпь, после чего заживо замуровывались в нее. В ней лежат около 10 000 человеческих трупов.

Бывший полковник инженерной службы югославской армии Хинко Пичили переделал печь для обжигания кирпичей и в ней стали сжигать людей. Входящих внутрь здания били по голове сербомолотами или кувалдами, а затем запихивали в печь, даже если они были еще живы. Заметим, что в нацистских концлагерях сжигали только трупы.

Там же, на территории кирпичного завода, верные сыны католической церкви с литерой U на пилотке оградили часть двора и загнали туда 160 узников, оставив их без еды. Когда через несколько недель вошли туда, то увидели меньше десятка заключенных, которые рычали как дикие звери и обгладывали кости своих умерших от голода товарищей.

Миpослав Филипович в форме усташа. Фото: reibert.info

Вторым комендантом страшного Ясеноваца был францисканский священник Мирослав Филипович получивший прозвища «Ясеновацкий дьявол» и «Брат Сатаны». Вдохновляя усташей перед началом акции, святой отец заявил, что если то, что они делают и грех, то он берет его на себя. Также он потребовал убивать абсолютно всех, а детей в первую очередь.
Любимым развлечением нового коменданта было спросить у новоприбывших заключенных, есть ли среди них родственники, чтобы случайно их не разделить, а затем под пытками заставить братьев биться насмерть друг с другом, или принудить отца убить сына. Также отец любил выстругать 10 сантиметровый колышек, вставить его вертикально в рот заключенного, а потом ударить по подбородку прикладом. Он называл это по церковному: «дать просфору».
Звездный час Мирослава Филиповича настал во время приема немецкой делегации. В Германии ожидали прибытия 68 тысяч хорватских евреев и сообщение о том, что они уже уничтожены, вызвало подозрение. Руководству СС не верилось, что можно уничтожить так много людей за такой короткий срок и без газовых камер. В комиссию были включены и офицеры из немецких концентрационных лагерей для передачи опыта.

Вначале святой отец продемонстрировал свое новое изобретение — дышащие могилы. Заключенных со связанными руками заталкивали стоя максимально плотно друг к другу в яму, а затем засыпали их рыхлой землей, которая колыхалась еще долгое время. Затем немцев посмотрели соревнования по сербосеку, а также все многообразие форм окончательного решения как еврейского, так и сербского и других вопросов.

Так как евреев в лагере уже не осталось, а убийства сербов немцев мало интересовали, то для демонстрации способностей отца Мирослава были отобраны 12 хорватов-коммунистов одинакового роста. Их выстроили у стены и приказали смотреть на портрет Гитлера, висящий под потолком. После этого Мирослав Филипович за несколько секунд прошел вдоль их строя, держа нож в вытянутой руке. Все 12 человек упали замертво с перерезанным горлом, а святой отец достал трубку, вставил ее в кровоточащее горло и, высосав кровь, заявил по-немецки: «Кровь коммунистов сладка». По свидетельству очевидцев, один немецкий офицер потерял сознание.

Оберштурмфюрер СС Шмидт заявил, что им тут надо не учить, а учиться и пошутил: «Если в Хорватии такие монахи, то какие же здесь палачи?». На прощание отец Мирослав благословил эсесовцев на «богоугодные дела».
В этом Ясеновацком лагере проводились эксперименты по удушению узников полученным от немцев газом «Циклон Б». За один день было отравлено 1300 детей — такого не было и в немецких концлагерях. Руководство лагеря обратилось с просьбой к архиепископу Алоизию Степинацу с просьбой прислать в помощь надзирательницам католических монахинь и просьба была выполнена. Вскоре «святые сестры» превзошли по жестокости надзирательниц-усташек.
В лагере отец Мирослав брал ребенка у матери, благословлял его, а затем подбрасывал вверх. Трижды он его ловил, а на четвертый выхватывал кинжал и ребенок умирал, наткнувшись на него. Под руководством святого отца в Стара Градишке было уничтожено 60 тысяч женщин и 20 тысяч детей в возрасте до 12 лет. Лагерь выделяется еще и тем, что был единственным в мире, где содержались узники в пеленках — самому младшему из погибших было всего 2 месяца.
Мирослав Филипович до конца жизни он оставался католическим священнослужителем и носил рясу. В ней его и повесили в 1946 году по приговору югославского суда.

Казнь сербов в лагере Ясиновац. Фото: vk.com

«Брат Сатаны», т.е. отец Миросолав не был уникальным явлением даже в Ясеноваце. Кроме него, там были католические священники Бряклячич, братья Маткович, Матиевич, Брекало, Черина и Виповац. Заключенные вспоминают, как проведя перед усташами богослужение и сказав им «слово Божье», они вешали на рясу автомат, брали «серборезку» и шли «работать».

Вот свидетельство о другом священнике — Звонимире Брекале. Он был значительно гуманнее отца Мирослава и просто перерезал детям ножом горло. Им же впервые был применен и «сербомолот» — специальный молоток с зазубринами на металлическом наконечнике, специально разработанный по поручению правительства Хорватии для разбивания голов сербов. Тогда было убито 2835 человек, из них 553 – дети. Все это задокументировано в книге бывшего католического священника Виктора Новака «Магнум Кримен» («Великое преступление»), включенной в список запрещенных книг Ватикана.

Священник Дионисий Юричевича обращался к жителям г. Стаза, куда он прибыл для насильственного крещения православных: «Мы все прекрасно знаем, куда будут «высланы» те, кто откажется от крещения. Южные области я уже очистил от младенцев до стариков. Я сделаю это и здесь, потому что сегодня не грех убить даже семилетнего ребенка, если он мешает нашему усташскому режиму... Не обращайте внимания на мое священническое облачение. Я возьму в руки автомат и истреблю всех, кто будет противостоять государству и усташским властям» (с. 123). Перекрещивание правда не спасало от смерти. Усташи убивали новообращенных, объясняя им: «Нам нужны не ваши тела, а ваши души».

Мученик Вукуашин

Святой мученик Вукашин Ясиноватский. Современная икона. Фото: a-g-popov.livejournal.com

Один из потрясающих мученических актов касается Вукашина – православного серба который был убит палачам. Можно без преувеличения сказать что его смерть это икона всех сербских мучеников. Для нас очень важно то, что свидетельство о его кончине исходит не из уст православных, которых не осталось в живых, а из уст самого убийцы. Свидетельство палача записано доктором Недо Зецем

«В августе, в лагере было большое поступление пленных. Тогда Йере Маричич послал на истребление около трех тысяч заключенных, а мы – Перо Брзица, Зринушич, Шипка и я – поспорили, кто за ночь больше перебьет. Началась бойня, уже через час по количеству убитых я заметно оторвался от других. В ту ночь я был на подъеме, мне казалось, что я словно отрываюсь от земли, что я на небесах(!): никогда прежде не ощущал я такого блаженства. За несколько часов я уничтожил больше тысячи человек, в то время как мои соперники зарезали не больше 300–400.

И вот тогда, в момент высшего упоения, мой взгляд упал на пожилого крестьянина, он с каким-то необъяснимым спокойствием стоял и молча смотрел, как я убиваю жертву за жертвой, и как те умирают в страшных мучениях. Его взгляд словно парализовал меня, я будто окаменел, несколько секунд я не мог шевельнуться.

Потом , я взял себя в руки подошел к нему, чтобы узнать, кто он. Он рассказал, что зовут его Вукашин, родом из села Клепац, что все его родные погибли от усташей, а его самого послали в Ясеновац. Он говорил об этом все с тем же спокойствием, которое потрясало меня намного сильнее, чем страшные крики и стоны умирающих вокруг нас людей. Когда я слушал старика, глядя в его небесно-чистые глаза, во мне вдруг вспыхнуло неукротимое желание самыми адскими пытками разрушить этот непостижимый мне внутренний покой, чтобы его страданием, стонами и мукой, вернуть свое прежнее упоение кровью и болью.

Я вывел его из строя, сначала посадил на пень и приказал ему крикнуть: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать ему ухо в случае неповиновения. Вукашин молчал. Я отрезал ему ухо. Он не проронил ни слова. Я снова приказал ему кричать: «Да здравствует Павелич!», пригрозив отрезать второе ухо. Он молчал. Я отсек ему другое ухо. «Кричи: “Да здравствует Павелич!” или лишишься носа!». Старик молчал. В четвертый раз я приказал ему кричать те же слова под угрозой вырезать из его груди живое сердце. Он взглянул, как бы глядя сквозь меня, в какую-то бесконечность, и тихо, но отчетливо проговорил: «Дитя, делай свое дело!».

От этих слов я обезумел окончательно, бросился на него, выколол глаза, вырезал сердце, перерезал горло и ногами спихнул в яму. И тогда во мне будто что-то оборвалось. Я больше не мог убивать. Перо Брзица выиграл спор, перебив 1350 заключенных, я молча заплатил ему проигрыш. С тех пор нет мне покоя. Я стал пить, все больше и больше, но алкоголь дает забвение ненадолго, и даже в опьянении я слышу этот голос: «Дитя, делай свое дело!». И тогда я, наталкиваясь на стены домов, бегу по улицам, с криками сокрушаю и бью все, что попадается на пути, кидаюсь на кого попало. Ночью нет сна, лишь только наступит забытье, я снова вижу ясный взгляд старика и слышу это невыносимое: «Дитя, делай свое дело!». Я превратился в комок ужаса и боли, я бессилен перед этим кошмаром. День и ночь преследует меня спокойный лик Вукашина из Клепца».

Послесловие

Папа Пий ХI никак не реагировал на террор в Хорватии, хотя знал все его подробности. Он отлучил в 1949 году от церкви коммунистов, но ни слова не сказал о садистах – усташах. Зверства усташей удивляли даже видавших виды эсесовцев. После войны Католическая церковь по, так называемой «крысиной тропе», обеспечила бегство многих хорватских палачей, в том числе и самого Анте Павелича в Испанию, Аргентину и другие безопасные места.

Кто-то скажет что возможно была такая ситуация историческая, Италия под властью Муссолини, папа был в безвыходном положении. Что здесь можно сказать? Выход всегда есть. Можно сказать правду и умереть, как это сделал Иоанн Креститель. Но «наместник Христа на земле» предпочел служение диаволу, а не Христу. Может его приемники в этом покаялись? Возможно переосмыслили ошибки прошлого, и принесли хотя –бы запоздалые извинения за те злодеяния которые творили их предшественники на сербской земле? Нет, не принесли, и не извинились, и даже более того, руководителя хорватских палачей архиепископа Алоиса Степинаца в 1998 г. папа Иоанн Павел II причислил к лику святых. За что спросите вы? За то, что тот просидел пять лет в тюрьме за свои злодеяния, папа назвал Степинаца «узником коммунизма» и решил что он «святой мученик» Эта канонизация — плевок в лицо сотням тысяч жертв усташского геноцида. А также признание сопричастности Ватикана к этим преступлениям. Каинова печать лежит на челе католической церкви и ее позор уже ничем нельзя смыть. А то что мировое сообщество до сих пор так и не признало геноцид против Сербов, говорит о глубочайшем лицемерии и о двойных стандартах современных политиков для которых выгода важнее чем совесть.

* На английском языке опубликовано очень много материала на эту тему. На русском вышла не так давно книга Марка Аурелио Ривели АРХИЕПИСКОП ГЕНОЦИДА (L’ Arcivescovo del genocidio). Она повествует о злодеяниях против человечества канонизированного католической церковью архиепископа Алоиса Степинаца. Ее подзаголовок звучит так: «Монсеньор Степинац, Ватикан и усташеская диктатура в Хорватии 1941—1945». Немаловажно что она написана ученым католиком, которого нельзя заподозрить в предвзятом отношении.
См. также книги 1) Виктоp Новак «Магнум Кpимeн», 2) «Слава и боль Сербии. О сербских новомучениках» — собрание житий мучеников и исповедников Сербии XX века, и другие.

Протоиерей Игорь Рябко

Источник

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Дивіться нас у «YouTube»

Читайте нас у «Google.News», «Яндекс.Дзен», «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня