Правозащитний раздел Голоса Правды
Блоги журналистов

«Матушка Галина»: последняя жена Нестора Махно

«Матушка Галина»: последняя жена Нестора Махно

До начала войны Галина Андреевна Кузьменко (которая в дореволюционных документах носила имя Агафья) жила в Париже, но после оккупации Франции немцами в городе стало совсем плохо с работой. Её дочь Елена уехала на заработки в Германию, где устроилась на работу на одно из берлинских предприятий концерна «Сименс». Жить с фамилией Махно было неуютно, поэтому Елена взяла себе другую фамилию — Михненко. Вскоре на работу в Берлин приехала и её мать.

Здесь они и попали в поле зрения советских спецслужб. 14 августа 1945-го их обеих задержали, допросили, после чего отправили в столицу УССР. В Киеве 4 января 1946 года им обеим предъявили обвинение и арестовали за участие в антисоветских организациях.

На допросах Галина Андреевна пыталась выгородить себя, рассказывая, что хоть она и была женой Нестора Махно, но к преступным деяниям, которые совершали его подручные относилась всегда отрицательно и даже из-за этого часто ругалась с «батькой». Сама же занималась исключительно культурно-просветительской работой с участием в распространении газет и листовок.

Она не знала, что в распоряжении чекистов давно уже был один из её дневников. В нём она сама подробно описала жизнь махновцев за период с 19 февраля по 28 марта 1920 года и своё реальное отношение и к махновским зверствам, и к прочим событиям. Также НКВД допросил множество махновцев, а начальник контрразведки «батьки» — Лёва Задов вообще продолжительное время работал в ОГПУ. Так что в Киеве на Короленко, 33, владели исчерпывающей информацией о том, кто такая «матушка Галина».

Агафья Кузьменко родилась 28 декабря 1896 года по старому стилю (10 января 1897 года по новому) в Киеве, в семье железнодорожника Андрея Ивановича Кузьменко, в прошлом крестьянина. Ещё до революции, когда Галине (тогда пока ещё Агафье) было 10 лет, всю свою семью он перевёз к себе на родину в село Песчаный Брод Киевской губернии. В 1919 году за поддержку махновцев Андрея Ивановича расстреляли красные. Мать Галины в это время скрывалась в отряде Махно, а когда через две недели вернулась в родное село, её тоже арестовали, но потом отпустили. Умерла она в 1933 году во время голода.

Среди махноцев ходили упорные слухи, что, когда «батька» вернулся в Песчаный Брод, Галина лично перерезала горло односельчанке отца, которая его выдала ЧК. Сама же Кузьменко категорически это отрицала.

Были у Галины ещё два брата. Степан скрывался вместе с матерью у махновцев, затем стал рядовым бойцом. После окончания Гражданской войны его арестовали и отправили в подмосковный лагерь для военнопленных петлюровцев и махновцев, где он и умер в 1926 или 1927 году. Брат Николай в махновском движении участия не принимал и умер своей смертью в 1936 году.

Сама Галина ещё до революции в местечке Добровеличковке Херсонской губернии закончила учительскую семинарию и учебный 1916-17 год работала учительницей в гуляйпольской школе. С Махно она познакомилась, потому что для проведения собраний и митингов он часто использовал помещение школы.

Отношения у них долгое время были исключительно деловыми, так как в то время у Нестора Ивановича были другие женщины: первая жена Анастасия Васецкая, родившая ему сына; некая еврейка Соня, получившая в крещении имя Нина (информация о ней ещё более скудная и противоречивая, чем об Анастасии); «вечная любовница» атаманша Маруся Никифорова — жена польского анархиста Витольда Бжестока.

После окончания учебного года Галина успела уехать в Киев, поступить там в Университет св. Владимира, поработать в Министерстве труда УНР в качестве заведующей столом личного состава Министерства, а затем снова вернуться в Гуляйполе, чтобы начать преподавать украинский язык, физику и естествознание в местных мужской и женской гимназиях.

Тем временем Махно в середине февраля 1919 года порвал с атаманшей Марусей — ей не понравилось, что он заключил свой первый союз с советской властью (всего их было три). Вот тогда-то «батька» и вспомнил о красивой чернявой учительнице, которая по своим политическим убеждениям была скорее украинской националисткой, чем анархисткой. Уже в марте их деловые отношения переросли в семейные: «батька» женился на Галине.

После окончания учебного года в конце мая 1919 года Кузьменко вновь выехала в Киев. Здесь в её отсутствие какие-то неизвестные ворвались в квартиру, провели обыск, интересовались у соседей, где хозяйка. Сообразив, что дело может закончиться арестом и посадкой, а может, и расстрелом, Галина бросилась прочь из города к родителям в Песчаный Брод. Вскоре во главе небольшого отряда в Песчаный Брод нагрянул сам Махно. Воссоединение семьи омрачили похороны старшего Кузьменко, затем махновцы отправились обратно в поднепровские степи.


Лето 1919 года, это период, когда «батька» набрал свою наибольшую силу. Войска Деникина на Украине громили Красную Армию, и под руку Махно стекались и обиженные обеими сторонами крестьяне, и разгромленные солдаты «красных», и дезертировавшие солдаты «белых», и просто — разбойный люд, который не хотел жить своим трудом. Для проведения среди всей этой разношёрстной «компании» пропагандистской работы была создана культурно просветительская комиссия, в которую вошла и Галина.

Комиссия организовывала митинги, делала доклады, выпускала газету «Путь к свободе», для чего в обозе у «батьки» возилась собственная типография. Заправлял всем этим хозяйством бывший соратник попа Гапона видный российский анархист и революционер Всеволод Волин (Эйхенбаум). Под его руководством Галина занималась распространением газет. Также она решала вопросы организации лечения «хлопцев» и, по личному распоряжению Махно, вела дневник походов и деятельности отрядов.

«Золотой период» у махновцев продолжался недолго. В конце 1919 года перешла в наступление Красная Армия, «батька» стал нести ощутимые потери и от белых, и от красных, и ряды его армии стали стремительно редеть.

В феврале-марте 1920 года Махно во главе «ядра» своей армии действовал в районе Гуляй-Поля. Галина ездила вместе с ним. Потом какое-то время она и Феня, любовница Лёвки Задова, «путешествовали» отдельно от «батьки». Как-то раз подводу, на которой они вместе со своими вещами догоняли махновцев, остановил разъезд красных. Бойцов заинтересовали не сами женщины, а их «барахлишко», которое лихие конники решили конфисковать (в то время мародёрством «отличались» бойцы всех армий). Красноармейцы освободили подводу от лишнего груза, а затем отпустили девушек и возничего с его «колесницей» восвояси. Когда же они стали делить награбленное, и на дне одного из чемоданов обнаружился «махновский» дневник, тех уже и след простыл.

В результате, в архивах ЧК осели записи «матушки Галины». Позже к ним добавятся протоколы допросов и материалы следствия.

Затем последовали боевые действия 1920 года, два новых союзнических договора «батьки» с Советами, ожесточённое противостояния после их Крымского триумфа и окончательный разгром «махновщины». В августе 1921 года реку Днестр — границу Советской Украины и Румынии, вместе с Махно форсировали всего около 70 человек. У румын они пробыл около полугода, после чего с женой и десятью наиболее приближёнными людьми «батька» ушёл в Польшу. Здесь их сначала поместили в лагерь для интернированных Щалково, а потом Махно, Кузьменко и ещё двух их товарищей обвинили в подготовке в Западной Галиции восстания и посадили в варшавскую тюрьму.

В тюрьме 30 октября 1922 года Галина родила дочку Елену (близкие называли её Люсей). Через 14 месяцев поляки освободили Махно и его семейство и выдворили в Торн (современный Торунь), откуда они отправилась в Данциг (Гданьск). Правительство Вольного города Махно сразу арестовало: Галине с дочкой пришлось добираться до Берлина без него.

Благодаря Волину, которого французы пригласили составить анархистскую энциклопедию, в Берлине Галина смогла оформить документы на переезд в Париж. Сюда к ней в 1925 году перебрался и освободившийся из Данцигской тюрьмы Махно. Уже через два года чета рассорилась и разошлась, а 6 июля 1934 года Нестора Ивановича в одной из парижских больниц доконал застарелый костный туберкулёз, заработанный ещё на царской каторге. Галина все эти годы периодически встречалась с ним и навещала в больнице, когда он уже был смертельно болен.

В Париже Кузьменко жилось несладко. Содержать дочь дома она не могла, поэтому Люся воспитывалась в пансионе города Лион, а потом там же ходила в народную школу. Чтобы прокормить себя и заплатить за её содержание, Галине приходилось работать и прачкой, и куховаркой, и посудомойкой, и плести на обувной фабрике босоножки. Из анархистов наиболее активно её поддерживал Волин, но у него самого с деньгами было не ахти как хорошо.

С приходом немцев жизнь ещё более усложнилась: в Париже стало совсем трудно с работой. Французский язык Кузьменко знала плохо, поэтому если раньше её брали хоть на какие-то низкоквалифицированные «чёрные» должности, то теперь совсем перестали: самим парижанам негде было устраиваться. Дочь Елена пошла к немецким трудовым вербовщикам и вскоре уехала на работу в Берлин, затем к ней присоединилась мать. А вскоре в Берлине Галина вновь встретилась с красными.


С бывшей женой Махно чекисты провели 7 допросов, включая «интервью» в Берлине, а с дочерью — три. Следователей интересовали подробности знакомства Кузьменко с «батькой», степень вовлечённости в военные преступления, обстоятельства перехода румынской границы, нюансы пребывания Махно и его семьи в Румынии, Польше, Данциге, Франции, круг знакомых и участие в эмигрантских организациях.

18 февраля 1946 года на последнем допросе они отдельно пытались выяснить судьбу золота и драгоценностей, захваченных махновцами в Екатеринославе (Днепропетровске) 27 октября 1919 года. Некоторые побрякушки разошлись по рукам «хлопцев», но большую часть драгоценностей по поручению «батьки» спрятали его брат Савелий и «хлопцы» из числа доверенных: Александр Лепетченко и Григорий Василевский. Вскоре все они, один за другим, погибли. После этого Махно всем рассказывал, что, где золото, он не знает. Так это или нет, неизвестно до сих пор и вряд ли когда-либо прояснится.

За пропагандистскую деятельность в «банде» её мужа, за участие в создании в 1929 году в Париже эсеровской эмигрантской организации, за связь с анархистской организацией и выпуск журнала «Дело труда» 18 августа 1946 года Галину Ивановну Кузьменко приговорили к 8 годам ИТЛ. Её дочь Елену Михненко, которая вообще ни в чём не была виновата, на 5 лет выслали в Среднюю Азию. Бывшая жена Махно отбывала наказание в Мордовии в Дубравлаге.

В 1954 года после истечения 8-летнего срока Люся забрала мать к себе, в Джамбул. К тому времени она успела закончить сначала Ташкентский строительный техникум, а затем Джамбульский гидромелиоративно-строительный институт, вышла замуж за лётного инженера, работала прорабом. Детей у неё не было, так как она «не хотела плодить нищих» и боялась, что дети могут повторить ее судьбу.

2 марта 1978 года Галина Андреевна тихо скончалась, окружённая заботой и лаской родных. В сентябре 1989 года на её имя и имя её дочери пришли сообщения о реабилитации. Так закончилась история семьи батьки Махно.

Источник

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Читайте «Голос Правди» у «Telegram»

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Британская полиция оскорбляет чувства миллионов людей

Британская полиция оскорбляет чувства миллионов людей

20.01.2020
Ольга Шарий: Правых в Украине нет, Порошенко не летит в Давос и зарплата Найема

Ольга Шарий: Правых в Украине нет, Порошенко не летит в Давос и зарплата Найема

20.01.2020
Шарий: Самый дорогой ларек в мире построен в Виннице

Шарий: Самый дорогой ларек в мире построен в Виннице

20.01.2020
Юрий Кот: В ВРНС обращаются множество...

Юрий Кот: В ВРНС обращаются множество...

20.01.2020
Александр Семченко: Киселев и Гончарук

Александр Семченко: Киселев и Гончарук

20.01.2020
Под Киевом один херой АТО застрелил другого хероя АТО

Под Киевом один херой АТО застрелил другого хероя АТО

20.01.2020
Мехти Логунов был помилован президентом Зеленским

Мехти Логунов был помилован президентом Зеленским

20.01.2020
Филарет потребует от фанариотов вернуть оригинал томоса на Украину

Филарет потребует от фанариотов вернуть оригинал томоса на Украину

20.01.2020
Шарий: Как скоро будут требовать запрета телеграм?

Шарий: Как скоро будут требовать запрета телеграм?

20.01.2020
Александр Семченко: Экстренное обращение

Александр Семченко: Экстренное обращение

20.01.2020
«Настоящий, сегодняшний геноцид». Что происходит с бездомными в Киеве

«Настоящий, сегодняшний геноцид». Что происходит с бездомными в Киеве

20.01.2020
Речь посла Израиля Джоэля Лиона на церемонии памяти жертв Холокоста в здании Верховной Рады

Речь посла Израиля Джоэля Лиона на церемонии памяти жертв Холокоста в здании Верховной Рады

20.01.2020