Правозащитний раздел Голоса Правды
Блоги журналистов

Гесс был уверен, что подружит Берлин и Лондон в 1941-м: М. Бердник — «Голос Правды»

Гесс был уверен, что подружит Берлин и Лондон в 1941-м: М. Бердник — «Голос Правды»
Историки продолжают активно изучать тайные «пружины», подтолкнувшие гитлеровскую Германию к нападению на СССР 22 июня 1941 года. К числу таких факторов специалисты относят и закулисную игру Берлина и Лондона, в ходе которой в мае 1941-го состоялся перелет на британские острова заместителя фюрера Третьего рейха Адольфа Гитлера по нацистской партии Рудольфа Гесса.
О ключевой роли, которая отводилась Гессу в установлении германо-английских контактов, как готовился его перелет, с какими предложениями Гесс отправлялся в дорогу, а также кто и зачем сорвал миссию заместителя Гитлера, тем самым кардинально повлияв на ход Второй мировой войны, на основе материалов из государственных и ведомственных архивов в интервью РИА Новости рассказал историк спецслужб, кандидат философских наук Владимир Макаров.

— Владимир Геннадьевич, какое место занимал Рудольф Гесс в иерархии нацистской Германии? Насколько он был значимой фигурой, которая могла представлять интерес для тайного взаимодействия Лондона с Берлином?
— Давая краткую характеристику Гессу, британский историк Питер Пэдфилд писал: «„Идеалист“ – этим словом характеризовали Гесса на протяжении всей его карьеры. Причина, по которой Гитлер завладел всеми его помыслами, заключалась, по-видимому, в том, что выражаемые будущим диктатором мысли были созвучны идеалам Рудольфа, почерпнутым от „Общества Туле“, в добровольческом корпусе и от старых „фронтовых товарищей“. Ими, казалось, была пропитана сама атмосфера его мюнхенского круга общения, отягощенная утратившим иллюзии национализмом и ужасом большевизма. Гитлер появился как воплощение мечты Гесса».
Более полную картину того, какое место Гесс занимал в руководстве Третьего рейха, обрисовал в своих показаниях от 23 февраля 1948 года его бывший адъютант, оберфюрер СА Карл-Гейнц Пинтш: «Гесс, несомненно, оказывал огромное влияние на развитие ее агрессивной политики. Это свое влияние Гесс осуществлял практически через свой штаб, являвшийся высшей руководящей инстанцией НСДАП.
Гессу подчинялись рейхслейтеры, гаулейтеры и руководители массовых организаций НСДАП. Согласно изданному Гитлеру в апреле 1934 года закону, государство подчинялось партии. Тем самым ни один законопроект не мог быть представлен отдельными министрами Гитлеру без одобрения Гессом. Без согласия штаба Гесса не мог быть назначен или повышен в должности ни один высших чиновников… Штаб Гесса оказывал свое влияние и на вооруженные силы, внедряя национал-социалистический дух в армию и устраняя политически неблагонадежных высших командиров.
Влияние штаба Гесса на внешнюю политику осуществлялось через фон Риббентропа, который с 1934 года был постоянным референтом в штабе Гесса по внешнеполитическим вопросам… Кроме этого влияние на внешнюю политику осуществлялось штабом Гесса и через подчинявшееся ему Внешнеполитическое управление НСДАП (руководитель Розенберг). Послы, посланники и высшие чиновника министерства иностранных дел должны были утверждаться штабом Гесса.

Благодаря тому обстоятельству, что Гиммлер по партийной линии подчинялся Гессу, штаб Гесса мог контролировать также и деятельность СД (Имперская служба безопасности) в Германии и за границей и давать ему специальные задания. Адмирал Канарис, начальник военной разведки „Абвера“, был обязан лично докладывать Гессу о всех важных материалах, добытых военной разведкой.
Кроме того, штаб Гесса имел специальных агентов за границей, регулярно информировавших его о политическом положении в соответствующих странах…
Штабу Гесса далее подчинялись: разведывательная служба Зарубежной организации НСДАП, руководителем которой являлся гаулейтер Боле, а также разведка Внешнеполитического управления НСДАП, руководимого Розенбергом».
Пинтш также назвал имена иностранных журналистов, агентов Гесса, в их числе британских журналистов Джорджа Уорд Прайса, майора Сирила Бентама Фелла, американского журналиста Карла фон Виганда и ряд других.
— Интересовалась ли советская разведка личностью Гесса и других руководителей нацистской Германии? Известны ли собранные ей сведения на этот счет?
— Безусловно, советские спецслужбы не обошли своим вниманием и личность Рудольфа Гесса. В сборнике, подготовленном Львом Соцковым «Агрессия. Рассекреченные документы Службой внешней разведки Российской Федерации 1939–1941» приведена справка «Заместитель Гитлера по партии НСДАП – Гесс». Документ был подготовлен 5-м отделом Главного управления государственной безопасности НКВД СССР (внешняя разведка) 10 декабря 1940 года на основе показаний бывшего сотрудника британской «Сикрет Интеллидженс Сервис» (СИС) германского Абвера Александра Нелидова.
В справке, в частности, сообщалось: «Гесс пользуется не только доверием Гитлера, но и у партийцев. Все знают, что ему можно вполне довериться: он не подведет, не будет интриговать и не использует доверенного ему во вред этого лица. Поэтому Гесс очень популярен среди партийцев. Он до сих пор ничем не проявил себя как самостоятельный деятель… Гесс сделал несколько поездок за границу, где он выступал в качестве лектора, с объяснениями о том, что из себя представляет современная жизнь в Германии... Это незаметный (или старающийся быть незаметным) человек на очень видном посту. Нелидов».
— А что собой представляла личность Карла-Гейнца Пинтша? В какой мере его показания важны для понимания причин и целей миссии Гесса в 1941-м году?
— О Пинтше есть такие справочные данные: немецкий офицер, журналист, оберфюрер СС, обер-лейтенант вермахта. Родился в 1909 году. Член нацистской партии НСДАП с 1925 года. С 1934 по 10 мая 1941 года — личный адъютант и референт по печати Рудольфа Гесса. После перелета Гесса 13 мая того же года Пинтш был арестован и заключен в тюрьму мюнхенского гестапо. 18 мая 1941 года доставлен в гестапо Берлина. В феврале 1942 года заключен в концлагерь Ораниенбург (Заксенхаузен). 2 марта 1943 года вновь переведен в Берлин. Дал подписку начальнику IV Управления (гестапо) Главного управления имперской безопасности (РСХА) группенфюреру СС Генриху Мюллеру о соблюдении тайны и был направлен рядовым в 540-й штрафной батальон 23-й пехотной дивизии вермахта. В декабре 1943 года по личному указанию фюрера Пинтшу было присвоено звание «лейтенант».
9 мая 1945 года в районе города Данцига взят в плен советскими войсками. 16 декабря 1955 года освобожден и репатриирован на родину. По возвращении из плена у него взял интервью бывший личный секретарь лорда Бивербрука, иностранный корреспондент «Дейли Экспресс» Джеймс Лизор, который опубликовал в 1962 года книгу «Рудольф Гесс: незваный посланник». Дата и место смерти Пинтша неизвестны.
— Что было известно историкам о роли Пинтша в подготовке полета Гесса?
— «Миссии Гесса» посвящено несколько серьезных исторических работ. Одна из них – книга Пикнета Линна, Клива Принса и Стефана Приора «Неизвестный Гесс. Двойные стандарты Третьего рейха». На основе изучения большого количества архивных материалов авторам удалось проанализировать жизнь и деятельность одного из лидеров нацистской Германии.
Касательно допросов гестапо сотрудников личного штаба заместителя фюрера, последовавших после провала «миссии Гесса», авторы этой книги констатируют, что среди следственных материалов по делу, протоколы допроса самого Карла-Гейнца Пинтша не были обнаружены: «Новый свет на непосредственно предшествовавшие полету дни проливают отчеты о проводившихся впоследствии гестапо допросов сотрудников Гесса. (Интересно, что все они были отпущены на свободу и карьеры их не пострадали в результате близости к Гессу, кроме как от рук Бормана в 1943 году).
Отчеты о допросах, производившихся между 18 и 22 мая 1941 год, были обнаружены в Америке… Их рассказ радикальным образом меняет традиционную версию полета Гесса, поскольку представляет доказательства того, что Гитлер знал о полете и что была предпринята еще одна попытка, на сей раз в понедельник, 5 мая 1941 года… Допрошены были сотрудник службы безопасности Гесса Kriminalrat Франц Лутц, адъютант Гюнтер Сороф и водитель Рудольф Липперт – все офицеры СС. Возможно, интерес представляет тот факт, что среди опрошенных не оказалось Карла-Гейнца Пинтша, адъютанта, похоже наиболее посвященного в планы Гесса, чем остальные члены его штаба, и после войны ставшего основным источником информации о непосредственно предшествовавших полету днях».
Другими словами, показания Пинтша сохранились только в российских архивах. Их важность, как видно выше, подтвердили британские историки.
— А какова вообще была роль Гесса в установлении контактов между Берлином и Лондоном в довоенные годы? С какими представителями британской элиты у него имелись контакты?
— С уверенностью можно сказать, что именно Гесс был основным инициатором установления тесных контактов с Великобританией. Как ветеран Первой мировой войны, он хорошо помнил ее уроки, а именно – всеми силами избежать войны на два фронта. Для того, чтобы обеспечить себе свободу рук на Востоке, Германии необходимо иметь прочный тыл на Западе.
По этому поводу Пинтш показал: «Гесс своей особой задачей ставил всеми доступными ему средствами добиться, если не военного союза Германии с Англией против России, то хотя бы нейтрализации Англии». Для налаживания контактов с влиятельными политическими кругами Великобритании Гесс еще с 1934 года использовал известного германского ученого, генерал-майора, профессора Карла Хаусхофера. К тому же Гесс являлся его учеником в студенческие годы.
В том же 1934 году Хаусхофер организовал в Берлине на частной квартире Гесса встречу с шотландским аристократом, военным летчиком Дугласом Дуглас-Гамильтоном. После встречи Гесс в присутствии Пинтша говорил о том, что «влиятельные политические деятели Англии благосклонно относятся к политике национал-социалистической Германии на востоке Европы». В 1935 году, по словам Пинтша, в Берлине Гесс встретился с английским газетным магнатом лордом Ротермиром и с тех пор между ними установилась активная связь.
В 1937 году в Мюнхене Гесса посетил адъютант фельдмаршала герцога Коннаутского, дяди короля Георга VI, майор Фицрой Файерс, который несколько дней гостил в особняке Гесса. В 1938 году Пинтш сопровождал Гесса в Гамбург, где он имел встречу с владельцем известного английского банка «Джон Генри Шредер» – Бруно фон Шредером, который, по словам Гесса, «успешно выступал в финансовых и политических кругах Англии за поддержку гитлеровской агрессивной политики против советской России».
К германофильским кругам в Великобритании относились герцог Бедфордский, сэр Ллойд-Джордж, бывший министр финансов лорд Саймон, известный дипломат Вильям Стрэнг и многие другие. При посредничестве Бруно фон Шредера в мюнхенском особняке состоялась встреча Гесса с герцогом Виндзорским (бывшим королем Эдуардом VIII).
Через посредничество профессора Хаусхофера Гесс установил тесный контакт с бывшим верховным комиссаром Лиги Наций в Данциге, позднее председателем общества Международного Красного Креста, швейцарским профессором Карлом Буркгардтом, имевший влиятельные связи в британских политических кругах.
Говоря о проанглийских симпатиях Рудольфа Гесса, Питер Пэдфилд писал: «Главная цель Гесса во внешней политике, от начала и до конца совпадавшая со стратегией Гитлера, состояла в установлении дружбы с Британией. Это было необходимо для создания надежного тыла и нейтрализации Франции на время, когда германские армии для завоевания жизненного пространства и искоренения большевизма будут рваться на Восток».
О роли Рудольфа Гесса в установлении контактов между германскими и британскими политическими кругами в предвоенный период рассказал 21 мая 1946 года в собственноручных показаниях «Англо-германские отношения» немецкий дипломат Карл Клодиус: «…В Германии также и среди руководителей национал-социалистической партии были сторонники сближения с Англией. В первую очередь здесь следует назвать Гесса, который вырос в Египте и хорошо знал английский склад ума и располагал впоследствии влиятельными связями в Лондоне... Когда Гесс улетел в Англию, то, конечно, очень много дискутировали о том, не получил ли он все же секретное задание от Гитлера. Но я ничего подлинного об этом не слышал. Наоборот, в то время рассказывали, что адъютанты, которые помогали ему при „бегстве“, были, якобы, арестованы и, по-видимому, даже расстреляны. Об этом мне также ничего подлинного не известно».
Другой немецкий дипломат, оберфюрер СС Вильгельм Родде, был лично знаком с Гессом, и был, как он сам рассказал следователям, его «товарищем по школе». На допросе 20 апреля 1945 года он рассказал о своей деятельности в середине 1930-х годов в Лондоне по установлению связей между промышленниками Великобритании и Германии. Так, на вопрос следователя назвать английских подданных, которые помогали в его работе, Родде сообщил: «…К числу этих лиц я могу отнести Самуэль Хорь, редактора газеты „Дейли Мейл“ – Прайс, лорда Ротермир, лорда Хартвуд, промышленников – лорда Брэнд (банкир), Райнекс, Фрэнки Холледен, писателя Флеминг, а также лорда Гамильтон, с которым я познакомил в 1936 году Гесса, и на помощь которого Гесс рассчитывал, улетая в 1940 году в Англию».
Обратим внимание, что «писатель Флеминг» – это автор знаменитых романов о Джеймсе Бонде, а в ту пору – офицер британской разведки. Отсюда можно сделать вывод, что «Сикрет Интеллидженс Сервис» была в курсе «миссии Гесса». Кроме СИС в Великобритании была еще одна спецслужба, детище Уинстона Черчилля, – «Служба специальных операций» (СОЕ), которая сыграла свою роль в истории с Гессом. Обе эти спецслужбы в определенной степени конкурировали друг с другом.
В плане данного разговора о британо-германских отношениях нелишним будет привести фрагмент из собственноручных показаний генерал-фельдмаршала Эвальда фон Клейста от 27 января 1951 года о беседе с Адольфом Гитлером, состоявшейся сразу же после разгрома в мае 1940-го британской армии под Дюнкерком.
Будущий фельдмаршал высказал фюреру свое недоумение по поводу того, что ему не дали окончательно разгромить англичан и их союзников: «Война с Англией и Францией начинается 10 мая 1940 года. 20 мая война выиграна в оперативном отношении. Занимаются Па-де Кале, Булонь, а затем Дюнкерк. Бельгийская армия капитулирует, французская армия, которая должна на севере Франции прикрывать отход англичан, берется в плен. Англичане бегут. Германская армия перегруппировывается, чтобы наступать через Сомму и Эн для нанесения удара в тыл Мажино и на юго-запад. Гитлер желает говорить со мной на аэродроме Камбрэ. Он прибывает из 4-й армии (командующий Клюге), дислоцированной в Аррасе. Я докладываюсь. Он: „Выражаю вам мою особую признательность“. Я: „Я недоволен, англичане не должны спастись“. Он: „Я задержал вас на канале Святого Альберта потому, что не хотел посылать танки в болота Фландрии. Английская армия спаслась ведь на своих судах буквально в голом виде. В этой войне она нам уже ничего больше не сделает“. Может быть, он думает заключить с Англией мир? В таком случае это может быть легче добиться от гордого Альбиона теперь, чем это было бы после позорного поражения, подумал я в то время…».
— Как вы полагаете, насколько значима была миссия Гесса в условиях мая 1941 года?
— Как мы знаем из истории, дата нападения на СССР Гитлером неоднократно переносилась в связи с объективными обстоятельствами (события в Югославии, Албании и Греции). 3 сентября 1939 года Великобритания и Франция объявили войну нацистской Германии, шла «странная война» между Великобританией и Германией, бомбардировки люфтваффе британской территории, ожидалось вступление в войну США на стороне союзников.
Начав войну на Востоке, Гитлер столкнулся бы с угрозой войны на два фронта (так оно и получилось в дальнейшем). В этой связи попытка добиться сепаратных переговоров нацистов с англичанами выглядела вполне логичной. Поэтому Гитлер поручил своему заместителю по НСДАП подготовить почву для соглашения с британским правительством.
— Как долго Гесс готовился к этому личному контакту с прогерманскими кругами Великобритании?
— Со слов Пинтша следует, что непосредственно подготовкой к полету в Шотландию Гесс занялся в начале 1941 года. В феврале–марте 1941 года он напряженно работал над разработкой политических и экономических предложений, которые должны были лечь в основу переговоров с британскими политиками. Кроме Гесса в разработке этого документа принимали активное участие сотрудники Имперского министерства хозяйства, Зарубежной организации НСДАП (руководитель – гауляйтер Эрнст Боле), профессор Карл Хаусхофер и брат Гесс – Альфред, являвший заместителем руководителя Зарубежной организации НСДАП.
— Проводил ли Гесс предварительные консультации с англичанами накануне своего полета?
— Да, проводил. Об этом Пинтш в своих показаниях сообщил: «В декабре 1940 года я сопровождал Гесса в его поездке на фронт для осмотра полевых аэродромов под Парижем и на мысе Грид Нэ. Сочельник мы провели в парижском отеле „Риц“. После обращения Гесса к германскому народу по радио, в котором он заявил, что в 1941 году можно ожидать мира, он в беседе со мной рассказал, что в августе 1940 года, по инициативе герцога Бедфордского и других английских влиятельных политиков, в Женеве состоялась встреча английских уполномоченных с уполномоченным Германии Альбрехтом Хаусхофер (сын генерала Карла Хаусхофера). При этой встрече англичане изъявили готовность начать переговоры о мире с Германией и выясняли немецкие условия.
Англичане, со своей стороны, поставили в качестве предварительного условия для мирных переговоров расторжение пакта о ненападении, заключенного в 1939 году между Германией и СССР. Гесс говорил при этом, что Гитлер и он сам готовы, разумеется, выполнить это условие англичан, но Гитлер хочет начать переговоры с Англией лишь после того, как германская армия оккупирует Балканы.
В конце января 1941 года Гесс сообщил мне, взяв предварительно слово о сохранении сказанного мне в тайне, что он, по решению Гитлера, в ближайшее время намерен лететь в Англию, чтобы довести до конца переговоры, начатые в августе 1940 года. Гесс при этом выразил уверенность, что его появление в Англии укрепит позиции тех английских политиков, которые добиваются немедленного заключения мира с Германией, и что его задача увенчается успехом».
Кроме того, незадолго до своего полета, в начале апреля 1941-го Гесс отправил сына Хаусхофера – Альфреда Хаусхофера в Женеву к профессору Буркгардту, чтобы через него передать англичанам содержание этих предложений. Через несколько дней Альфред Хаусхофер вернулся из Швейцарии и позвонил из первого германского города – Констанц в Берлин Гессу. Гесс вызвал Хаусхофера-младшего в Аугсбург для доклада и сообщил Пинтшу: «…момент для его полета в Англию для ведения переговоров назрел».
Пинтш добавил, что в технических приготовлениях к полету участвовали «гросс-адмирал Редер, имперский министр почты Онезорге, генерал-полковник авиации Удет и профессор Мессершмидт. Гросс-адмирал Редер предоставил Гессу специальную карту координат Северного моря, министр Онезорге, который являлся изобретателем в области радиолокации, обучил Гесса пользоваться лучевой антенной, генерал-полковник Удет дал указание инженер-полковнику Бекман в министерстве авиации, чтобы по моему телефонному требованию была включена лучевая антенна „Электра“, которой пользовались наши бомбардировщики при налетах на Англию. Профессор Мессершмидт предоставил в распоряжение Гесса истребитель Ме-110».
— А какие факты говорят о том, что Гесс действительно прилетел в Шотландию, чтобы добиться для Третьего рейха выгодных условий для войны против СССР?
— Об этом говорят мемуары политических деятелей того времени, многочисленные исследования, проведенные в том числе британскими историками. Кроме того, существуют архивные документы, рассказывающие об этом событии.
— С какими же конкретно предложениями Гесс полетел в Шотландию?
— Работу над тезисами, которые должны были лечь в основу этих переговоров, Гесс закончил в начале марта 1941 года. Со слов Пинтша, они состояли в следующем: «Содержание этих предложений, которые я лично печатал, и поэтому хорошо помню, сводились в общих чертах к следующему: а) Германия отказывается от претензий на свои бывшие колонии в Африке; б) Германия готова добровольно ограничить свой военно-морской флот, признавая господство Англии на море; в) Германия не заинтересована в поражении Британской мировой империи; г) Германия готова оказать полную поддержку Англии в сохранении ею своей позиции мировой державы; д) Германия готова оказать полную поддержку Англии в предотвращении ожидающегося после войны мирового экономического кризиса; е) Германия требует от Англии возвращения замороженных после 1918 года частных немецких активов за границей, не зачисленных в счет репараций; ж) в счет этих активов Англия обязуется после заключения мира поставлять Германии сырье; з) Германия принимает на себя обязательство предотвращать грозящую из России большевизации Европы и получает свободу действий на Востоке, что соответствует условиям англичан, выдвинутым уже при переговорах в августе 1940 года в Женеве…
Смысл высказываний Гесса сводился к тому, что вся политика германского правительства в настоящее время направлена, главным образом, на подготовку войны против России. Я помню точно сказанную Гессом в этой связи фразу: „Освободятся силы, связанные на Западе, которые можно будет использовать против России“».
— Что вы скажете о дате полета Гесса? Была ли она выбрана случайно или в ней был заложен какой скрытый смысл? Существует версия, что Гесс якобы увлекался астрологией и мистикой.
— По поводу «увлечения» Гесса астрологией в показаниях Пинтша содержится следующий фрагмент: «18 мая меня доставили из мюнхенского гестапо в Берлин, в Главное управление имперской безопасности, где групенфюрер СС Мюллер сообщил мне, что мое дело будет поручено директору криминальной полиции оберфюреру СС Штабе и советнику криминальной полиции штандартенфюреру СС Зандерс. В ходе допросов, продолжавшихся с 19 мая по 15 июня 1941 года, гестапо хотело добиться от меня заявления, что в дни, предшествовавшие полету Гесса, я заметил у него признаки психического расстройства. Такого лживого заявления я не мог и не хотел дать. Тогда мне дали гороскоп, найденный в портфеле Гесса. Он должен был служить доказательством того, что психическое состояние Гесса нельзя считать нормальным. Мне эти доказательства гестапо показались смешными, так как я был свидетелем того, как Гесс в шутку просил составить этот гороскоп. Мои устные заявления о том, что о полете Гесса было известно Гитлеру и Борману, не были записаны в протокол».
Как видно из показаний Пинтша, версия об увлечении Гесса астрологией, была пущена в ход для того, чтобы признать последнего сумасшедшим.
— Был ли сам Гесс уверен в успехе своей миссии?
— Да, безусловно. Он, конечно, предполагал, что его визит к англичанам может затянуться, но в успехе своей миссии он не сомневался, причем задолго до полета. В этой связи Пинтш приводит слова Гесса: "Летом 1939 года во время беседы о задачах Германии новой Европе, Гесс сказал мне буквально следующее: «Мы захватим с мечом в руках на Востоке все, что нам нужно. Когда я на это сказал, что в этом случае „Джон Булль“ не станет молчать, то Гесс ответил, что мы имеем твердые заверения, что при нашем походе на Восток англичане, хотя и будут стоять на Западе с оружием в руках, но предпринимать какие-либо действия против Германии не будут».
— Известно ли, какой была реакция Гитлера на перелет Гесса?
— Да. В архивах сохранились показания очевидцев доклада Пинтша к Гитлеру. Адъютант и камердинер Гитлера Отто Гюнше и Гейнц Линге в советском плену дали показания о событиях, которые произошли в резиденции фюрера, куда с докладом о полете Гесса явился его личный адъютант: «В мае 1941 года Гитлер возвратился в замок „Бергхоф“ из Мюнихскирхе южнее Вены, где он следил за операциями немецких войск против Югославии и Греции. 11 мая около 10 часов утра в приемной перед кабинетом Гитлера появился адъютант Гитлера – Альберт Борман, брат Мартина Бормана, с адъютантом Гесса оберфюрером СА Пинтшем. Пинтш держал в руках белый запечатанный пакет. Альберт Борман попросил Линге разбудить Гитлера и доложить ему, что явился Пинтш со срочным письмом от Гесса…
Хэгль, начальник полицейской команды при штабе Гитлера, быстро явился. Гитлер приказал ему арестовать Пинтша. Хэгль, который хорошо знал Пинтша, повел его к себе. Тот был совершенно ошеломлен. Как впоследствии выяснилось, Пинтш рассказал Хэглю следующее: он был убежден в том, что Гесс совершил полет в Англию с ведома и согласия Гитлера и совершенно не понимает, поэтому причины своего ареста. Еще в конце января 1941 года Гесс доверительно рассказал Пинтшу, что он по решению Гитлера, намерен лететь в Англию, чтобы довести до конца переговоры, начатые в августе 1940 года. Со слов Гесса, Пинтшу было известно, что в августе 1940 года, по инициативе герцога Бедфордского и других влиятельных английских политиков, в Женеве состоялась встреча английских уполномоченных с немецким профессором Альбрехтом Хаусхофером, посланным Гессом в Женеву для предварительных переговоров с англичанами.
Во время переговоров англичане заявили о готовности Англии начать мирные переговоры с Германией. Предварительным условием англичане выставили расторжение пакта о ненападении, заключенного в 1939 году между Германией и советской Россией. Гесс сказал Пинтшу, что Гитлер и он согласны были выполнить условия англичан, но Гитлер хотел отложить начало конкретных переговоров с Англией до занятия Балкан. Смысл разговора Гесса с Пинтшем сводился к тому, что политика Германии в то время была направлена на подготовку войны против советской России».
Сам Пинтш об обстоятельствах своего ареста показал: «В 22.30 (10 мая 1941 года) я в сопровождении указанных лиц направился с аугсбургского аэродрома в Мюнхен и оттуда еще той же ночью выехал в Оберзальцберг, чтобы лично доложить Гитлеру об отлете Гесса. 11 мая 1941 года около 12 часов дня я был принят Гитлером. Гитлер спокойно выслушал мое сообщение и отпустил меня, не сделав никакого замечания. В 12.30 адъютант Гитлера группенфюрер НСКК Альберт Борман пригласил меня к столу Гитлера. На обеде присутствовали: Гитлер, Ева Браун, рейхслейтер Мартин Борман, фельдмаршал Кейтель, имперский шеф печати доктор Дитрих, генерал Боденшатц, личный врач Гитлера доктор фон Хассельбах с супругой, адъютант Гитлера Альберт Борман и я. Во время обеда прибыл имперский министр иностранных дел фон Риббентроп. После обеда Гитлер уединился с фон Риббентропом.
Примерно через полчаса после обеда меня позвал рейхслейтер Мартин Борман и вместе со мной отправился на квартиру, тоже находившуюся в Оберзальцберге. Там он потребовал, чтобы я назвал всех лиц, присутствовавших при отлете Гесса.
После того, как я назвал этих лиц, Борман снова ушел к Гитлеру, оставив меня ожидать в приемной. В 16 часов рейхслейтер Мартин Борман снова вернулся обратно, и заявил, что я арестован, и передал меня начальнику личной охраны Гитлера штандартенфюреру СС Раттенхуберу. Вечером меня, уже как арестованного, снова привели к Мартину Борману, который спросил меня, где находится портфель Гесса, и снова заставил меня перечислить, кому известно о полете Гесса. Я сообщил, где находится портфель Гесса».
— А что касается политиков того времени — как они реагировали на произошедшее?
— Спустя несколько дней после перелета Гесса в Англию германская официальная пресса вначале пустила в оборот неуклюжую версию о его гибели в авиакатастрофе, затем – о «сумасшествии». Однако ни первая, ни вторая «версии» даже среди союзников по Оси не произвели должно эффекта. В своем дневнике зять Муссолини – министр иностранных дел Италии граф Галеаццо Чиано несколько раз упоминает это событие: "12 мая 1941 года... Странное немецкое коммюнике сообщает о гибели Гесса при авиационной катастрофе. Не могу скрыть свой скептицизм насчет достоверности этой версии. Сомневаюсь даже, мертв ли он вообще. В этом есть что-то таинственное, несмотря на то, что Альфиери подтверждает сообщение о катастрофе.
13 мая 1941 года. История с Гессом пахнет газетно-бульварной сенсацией. Гитлеровский заместитель, второй после него человек, тот, кто в течение пятнадцати лет держал в руках могущественнейшую немецкую организацию, приземлился в Шотландии. Он бежал, оставив письмо Гитлеру. По-моему, это весьма серьезное дело: первая подлинная победа англичан. Вначале дуче думал, будто Гесс совершил вынужденную посадку на пути в Ирландию, куда он направлялся для того, чтобы сделать там восстание; однако очень скоро дуче отказался от этого толкования, и теперь разделяет мое мнение об исключительной важности этого события.
Фон Риббентроп неожиданно приехал в Рим. Он обескуражен и нервничает. Он желает говорить с дуче и со мною по целому ряду причин; на самом деле за этим скрывается одна подлинная причина: он желает осведомить нас об истории с Гессом, которая уже стала достоянием прессы во всем мире. Официальная версия сводится к тому, что Гесс физически и душевно больной, пал жертвой пацифистских галлюцинаций и отправился в Англию, надеясь способствовать началу мирных переговоров. Отсюда следует, что он не предатель; отсюда следует, что он не будет болтать; отсюда следует, что всякие иные устные или печатные заявления, сделанные от его имени, будут фальшивками. Рассказ Риббентропа представляет прелестный образчик зашивания прорех. Немцы желают обезопасить себя до того, как Гесс заговорит и раскроет вещи, способные произвести сильное впечатление в Италии…
Обед с Риббентропом и его сотрудниками. Тон у немцев подавленный. Фон Риббентроп повторяет свои антианглийские лозунги с тем однообразием, которое побудило Геринга дать ему кличку «первого попугая Германии»…
"— Владимир Геннадьевич, ваше мнение — кто же помешал Гессу выполнить его задачу по подготовке сепаратных переговоров между Германией и Великобританией?
— С большой долей уверенности можно говорить, что «миссию Гесса» сорвал сэр Уинстон Черчилль, которому было невыгодно дальнейшее усиление германского влияния на европейском континенте. Напротив, вооруженное столкновение между нацистской Германии и Советской России полностью удовлетворяло бы амбиции «туманного Альбиона». Когда две континентальные державы обескровили себя в беспощадной борьбе (национал-социалисты против коммунистов), Великобритания заняла бы лидирующее положение в Европе. Однако история распорядилась иначе.
— С какой степенью полноты рассекречены в Великобритании документальные материалы, связанные с визитом Гесса?
— Как видно из информации, опубликованной на сайте spandau-prison.com, «почти все материалы давно рассекречены, многие выложены в интернет». Создатели данного сайта приводят в подтверждение и слова британского историка Питера Пэдфилда из примечания к последнему изданию его знаменитой книги «Секретная миссия Рудольфа Гесса»: «В течение 1991 и 1992 годов засекреченные до 2017 года документы по Гессу, на которые делались ссылки в этой книге, были открыты».
Что скрывается за словами «почти все материалы», сказать трудно. Но я бы не стал ждать от англичан сенсационных документов о миссии Гесса. Слишком хорошо «владычица морей» умеет хранить свои секреты. Да, по большому счету, это и не нужно. Истинная причина полета Гесса к англичанам и без того понятна – заручиться их поддержкой перед походом на Восток. Знал ли Адольф Гитлер о планах Гесса — разумеется, знал. Как следует из показаний Пинтша, Гесс полетел в Шотландию по воле фюрера.
В заключение нашей беседы я со своей стороны хотел бы выразить признательность научному сотруднику Германского научного института в Москве доктору Маттиасу Улю за предоставленные архивные материалы.

Источник

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Дивіться нас у «YouTube»

Читайте нас у «Google.News», «Яндекс.Дзен», «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




Голос Правды
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос.; рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня