Правозащитний раздел Голоса Правды
Интернет-обзор

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось

В самой «Забороне» однозначно считают началом истории публикацию 2 июня статьи «Драка за белую расу. Как российский неонацист Денис Никитин продвигает в Украине свои идеи, и при чем здесь полк «Азов»», соавтором которой выступила Сергацкова.

Дальше, как отмечает «Заборона» в следующей статье, вышедшей 3 июля, произошло следующее: «Пост со ссылкой на материал появился на нашей официальной странице в Facebook вечером (2 июля. — Авт.). Статья понравилась подписчикам «Забороны» — ее активно обсуждали и распространяли. Однако через 18 часов публикация исчезла со страницы, наша модераторка получила бан, а паблик ограничили в монетизации. Мы не знали почему, но хотели узнать и вернуть пост. Тогда некоторые наши читатели порекомендовали искать возможные ответы в новом партнере Facebook в Украине — интернет-проекте StopFake. И хотя позже соцсеть объяснила, что пост удален по ошибке и вернула его на следующий день, мы открыли много интересного».

Строго говоря, основное из того, что «открыла» в июле «Заборона», а именно связь StopFake с украинскими ультраправыми (от радикальных националистов до откровенных неонацистов) через Марко Супруна, еще 27 марта с фотографиями изложил в Twitter канадский журналист Майкл Колборн, работающий в Киеве. Но не будем придираться.

Вот уже после этого на «Заборону» и конкретно на Сергацкову пошла мощная атака.

Стоит задуматься, почему именно тогда? Основные моменты изложил в Twitter Колборн, а затем переписало за ним 31 марта издание «Страна» (которое тоже почему-то считает, что «первой подняла эту тему»). Принципиально нового в публикации «Забороны» не было, хотя ее расследование было гораздо детальнее и в целом подробнее аргументировано.

Начнем с того, что многие, обсуждавшие первую статью «Забороны» от 2 июня, явно не читали ее дальше заголовка и первых абзацев. Создается впечатление, что статья посвящена только создателю бренда одежды White Rex и организатору турниров по смешанным единоборствам (Mixed martial arts, MMA) «Дух Воина» Денису Никитину.

Биографии Никитина и его связям среди европейских ультраправых я посвятил полтора года назад отдельную статью на Украине.ру. В целом нельзя не отметить, что если на 2012 — 2014 годы проекты Никитина однозначно лидировали на правой сцене Восточной Европы, то сейчас это давно уже в прошлом. Турниры больше не проводятся. На рынке одежды White Rex потеснили украинский SvaStone и российский «Белояр», благо, тот и другой бренд выпускают куда более «олдовые» и авторитетные в правой среде люди, нежели Никитин.

В общем-то ничего нового, тем более могущего сейчас доставить какие-то особые неприятности Никитину «Заборона» не написала. Так, может, вопрос и не в нем?

Просто дочитаем статью до конца и поймем, что Никитин с его скандальным брендом и контактами с неонацистами по всей Европе идет там вроде компрометирующего «груза» для сугубо украинской публики.

Во-первых, поименно названного руководства «Национального корпуса»: «Никитин… был в хороших отношениях с международным секретарем «Нацкорпуса» Еленой Семенякой. Семеняка благодаря Никитину наладила связи с итальянскими и немецкими неонацистами. Она не скрывает, что Никитин помогал ей, а иногда вообще представлял «Нацкорпус» вместо нее. В 2017 году они вместе ездили в Варшаву на конференцию, организованную польской группировкой «Штурмовики» (польск. Szturmowcy), поддерживающей превосходство белой расы… Никитин отвечал за бои в «Реконкисте» (в данном случае речь идет о клубе ММА в Киеве. — Авт.), которые рекламировал «Азов». Открывая бои в клубе, Никитин назвал его «нашим» и просил решать все вопросы через него. В конце 2018 года глава «азовского» движения Андрей Белецкий даже открыл спортзал, где бойцы «Азова» могли готовиться к боям».

Вот это уже что-то конкретное. Однако все перечисленное относится к 2017 — 2018 годам. Да, с контактами в Западной Европе Никитин «азовцам» помог. Но это уже давно пройденный этап, связи там уже выстроены, и не только с его, кстати, помощью. Далее в той же статье «Забороны» отмечается, что и клуб Reconquista в Киеве закрыт, а сам Никитин уже «Нацкорпусу» не интересен и сотрудничает с более мелкой организацией «Традиция и порядок». То есть вступаться за Никитина из-за каких-то старых заслуг, задействуя через Марко Супруна (с которым у Семеняки или Билецкого далеко не прямой контакт) модераторов украинского Facebook, никто бы не стал.

Пойдем дальше. Где-то в середине июньской статьи «Забороны» бегло упоминается солист неонацистской музыкальной группы «Сокира Перуна» Арсений Климачев (псевдоним — Билодуб): «В апреле 2012 года Билодуб объединился с Никитиным. Они провели совместный турнир по миксфайту в Киеве, на котором соревновались более ста бойцов из Украины, России и Белоруссии. Было примерно 300 зрителей, еще 500 человек смотрели онлайн-трансляцию, хвастались организаторы. Никитин гордился сотрудничеством с Билодубом, но впоследствии разочаровался в украинском турнире. Русский считал, что соревнования так и не вышли на серьезный уровень», — написано в «Забороне».

И уже в самом конце статьи, как вишенка на торте: «Последний пока ММА-турнир Никитин провел в конце 2019 года (в Киеве. — Авт.) на музыкальном фестивале Asgardsrei… Исследователи Павел Клименко и Роберт Клаус ожидают, что вскоре Никитин присоединится к фестивалю Fortress Europe, который проводит его старый друг из «Сокиры Перуна» Арсений Билодуб. Событие должно было состояться в мае 2020 года, но из-за карантина его перенесли на неопределенное время».

PARTICIPANTS OF FE FEST 2.0

22.05.2020 Friday (1st day):
Borys Brytva 🇺🇦
M8l8th 🇺🇦

Ещё

Вот это уже интересно хотя бы потому, что как раз Климачев является кровным побратимом Супруна и мог просить его «надавить» через StopFake на «Заборону», удалив ее публикацию из соцсетей, откуда многие пользователи интернета сейчас в основном и черпают новости.

И дело тут не в Никитине. Вообще стоит отметить, что Климачев, в отличие от прочих правых музыкантов (зарабатывающих только на концертах и продаже дисков), весьма активен и успешен на коммерческом поприще.

Музыкант-неонацист не только запустил в 2010 году ставшую очень популярной марку одежды SvaStone, но и — малоизвестный широкой публике момент — еще в нулевые он успешно вложил заработанные на концертах деньги, купив заводик по производству тортов. Информация о последнем уже тогда циркулировала в неонацистской тусовке Киева, но подтверждение этому появилось после того, как в 2014 году Климачев вошел в состав руководства партии «Правый сектор»* и стал публичной фигурой.

«В 2003 году Арсений Климачов основывает собственный бизнес — ТОВ «Валес». В данной компании занимает должность финансового директора до 2014 года», — сообщается в официальном профайле Климачева на официальном сайте «Правого сектора». Стоит уточнить, что, судя по открытым базам данных юридических лиц, Товарищество с ограниченной ответственностью «Валес», основным видом деятельности которого указано «Производство хлеба, свежих мучных кондитерских изделий, тортов и пирожных», было зарегистрировано в Святошинском районе Киева в августе 2002 года. В 2016 году у предприятия сменился собственник, новым стал уроженец Ташкента Камрон Мамедов. «Арийцы», они такие…

Кроме того, Климачев является основателем упомянутого выше в статье «Забороны» турнира по реалистичным боям (читай — смешанным единоборствам) «Иду на Вы», проходящего с 2009 года. C 2016 года, когда турниры возобновились после, как сказал Климачев, «перерыва на Революцию достоинства и войну», их соорганизатором наряду с SvaStone являлись «азовское» движение, к которому тогда примыкал «Восточный корпус» Олега Ширяева (его символику с казаком Сирко можно видеть на турнирах 2016 и 2017 годов), Добровольческий украинский корпус «Правый сектор» и сеть магазинов «Милитарист».

В общем, Климачев вполне мог бы отомстить «Забороне» руками StopFake за излишнее внимание к его деятельности, чреватое возможной потерей прибыли. Все-таки это интернет-издание читают и иностранные журналисты, и западные дипломаты.

Вообще стоит отметить, что «Заборона» — издание, пусть и небольшое, но, как говорится, непростое. Во-первых, оно сильно идеологически мотивировано левыми идеями так, как их сейчас понимают на Западе (то есть помимо борьбы с фашизмом и за социальные права еще и борьбой за права расовых, сексуальных и гендерных меньшинств). Во-вторых, оно всегда имело грантовую поддержку от крупных западных организаций.

В интервью, опубликованном 14 мая этого года «Детектором Медиа», Сергацкова рассказала, что «сначала организации удается получить международное донорское финансирование (в нашем случае это был USAID) на свой проект, но в какой-то момент у донора меняется политика или в стране этого донора начинает меняться политика, и это непосредственно влияет на проект».

Тут речь о том, что 6 мая 2019 года «Заборона» сообщила, что «проект поставлен на паузу». Многие связывали это с уходом с поста официального представителя США на Украине Мари Йованович, занявшей этот пост в августе 2016 года при Бараке Обаме и тесно связанной с Демократической партией. Совпадение дат действительно есть — официальное заявление Государственного департамента об уходе Йованович было озвучено 7 мая 2019 года, свой пост посол покинула 20 мая.

Снова издаваться «Заборона» стала 27 апреля 2020 года. «Мы решили немного подержать интригу и не сразу объявили, кто нас поддерживает, но на самом деле донор, о котором говорила Катя еще в прошлом году, это Open Society Foundations, или Фонд открытого общества (Джорджа Сороса. — Авт.), — пояснила в том же интервью исполнительный директор «Забороны» Елена Садовник. — Этот донор поддерживает нас организационно: чтобы мы построили команду, менеджмент и разработали бизнес-стратегию, в частности, модель финансирования, чтобы через три года выйти на финансирование без грантовой помощи или хотя бы уменьшить его до 20%… Также у нас есть еще два донора, которые нас поддерживают, — это Free Press Unlimited из Нидерландов и BBC Media Action, которая поддерживает нас экспертизой».

​Речь ли о некоей корпоративной солидарности, или причина в общих ценностях, но многие журналисты Би-Би-Си в ходе конфликта открыто встали на сторону «Забороны». Например, работающий на Украине журналист Би-Би-Си Джон Фишер написал 8 июля в Twitter, что «StopFake… атакуют Кристофера Миллера — лучшего иностранного корреспондента в конфликте (речь про военные действия в Донбассе. — Авт.) на Украине».

В свою очередь, Леонид Рагозин, ранее работавший на Русской службе Би-Би-Си, опубликовал 16 июля едкую карикатуру по поводу методов, используемых StopFake и их друзьями-неонацистами для ухода от ответов по поводу идеологии последних.

17 июля «Немецкая волна» опубликовала интервью с представителем журналистской сети n-ost Кристианом-Жолтом Варга (интервью доступно только на украинской версии сайта, на русскоязычной — только цитаты в обзоре данного скандала от 19 июля), который достаточно критически прошелся по аргументации StopFake: «n-ost три года назад проводила конференцию в Украине под лозунгом «blind spots» — вещи, которых мы не видим. И мы говорили о таких вещах, в том числе и в Украине с украинскими журналистами. Одной из тем был правый радикализм. Многие журналисты говорили о том, что в стране существует проблема с праворадикальным насилием. Конечно, пропаганда Кремля так же говорит о праворадикалах… Следствием этого является самоцензура со стороны многих журналистов, ведь они знают, что о той или иной теме писать не стоит, если не хочешь сразу же быть обвиненным в работе на Кремль, а в крайних случаях — получить угрозы или быть даже физически атакованным… К сожалению, схема остается той же: под предлогом борьбы с российской пропагандой свободная независимая расследовательская журналистика попадает под каток».

«То, о чем написала «Заборона», надо воспринимать абсолютно серьезно, — считает известный немецкий медиаэксперт. — А то, что определенные публичные лица поливают Сергацкову грязью, — это не только образные выражения, но и публикация фото ребенка Сергацковой, адреса проживания…»

Таким образом, получается, что между неонацистами, которые считают Украину своим плацдармом, и рядом Фондов и организаций из США, финансирующих СМИ и общественные организации Украины, возникло отчетливое противостояние. К тому же замешанное на участии в этом конфликте подконтрольных специфическим структурам США  социальной сети Facebook и StopFake при участии граждан США супругов Супрун. В общем, как оказалось, в Киеве сошлись в неожиданном конфликте американские интересы и местные неонацистские структуры.

Скорее всего, история этого противостояния еще не закончена, и мы еще к ней вернемся.

.

Источник

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Дивіться нас у «YouTube»

Читайте нас у «Google.News», «Яндекс.Дзен», «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




Голос Правды
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос.; рейтинг: 0)