Правозащитний раздел Голоса Правды
  • 1 Репост
Блоги журналистов

75 лет назад был взят в плен генерал Власов: varjag2007su — «Голос Правды»

75 лет назад был взят в плен генерал Власов: varjag2007su — «Голос Правды»

12 мая 1945 г., 75 лет назад, в лесу на узкой полоске межзональной территории, где стояла 12 мая власовская дивизия, советский офицер М.И. Якушев встретился с командиром 2-го батальона власовцев капитаном П.Н. Кучинским. Теперь трудно сказать, чем руководствовался в своих поступках Кучинский: моральной опустошенностью после краха дивизии и самоубийства своего командира полка, неизвестностью перед будущим, желанием выжить и вернуться на родину, страхом перед репрессиями со стороны органов госбезопасности, безразличием ко всему происходящему... А если и всем вместе, то какое чувство доминировало?

Кучинский вместе с батальоном перешел на сторону 162-й советской танковой бригады. В штабе бригады он получил задание от начальника контрразведки «СМЕРШ» майора П. Т. Виноградова «разыскать, задержать и доставить ему командира 1-й русской дивизии РОА», а также «постараться узнать местопребывание Власова».
Колонна, в которой ехали в американскую зону оккупации генерал-майор власовцев Буняченко и Власов, продвигалась крайне медленно ввиду постоянных «пробок». 7 машин сопровождал легкий американский танк. Кучинский опознал машину Буняченко, после чего на своей машине вместе с Якушовым перегнал колонну и развернулся поперек дороги, преградив тем самым путь власовцам и американцам. Затем Кучинскии и Якушов пошли вдоль колонны.

Буняченко категорически отказался выполнить требование Якушова проследовать на советскую территорию и заявил, что является военнопленным армии США.
Якушов Власова не заметил, но на него неожиданно показал шофер машины — И. Н. Камзолов, и Власову пришлось выйти из машины. Якушов вскинул автомат, Власов распахнул шинель и равнодушно произнес: «Что ж, стреляйте! Я свое пожил».
Следовавшая с Власовым в одной колонне медсестра попыталась остановить Якушова, но тот оттолкнул ее, сам опустил автомат и ответил: «Тебя будет судить Сталин».

Т.е. Власова пытались увезти американцы. Получилось бы у них — пришлось бы долго потом его доставать, как Бандеру.

Якушев произвел захват уже на территории, которая входила в зону американского контроля, несмотря на протесты офицеров США. За это он был награждён целым орденом Суворова 2-й степени — награда для командиров корпусов и дивизий.

Уникальная операция! Вот о чем фильмы надо снимать!

Источник: Александров К.М. Армия генерала Власова 1944–1945. — М.: Яуза, Эксмо, 2006

Обнаружила в архивах статью о генерале Власове, которая может быть небезынтересна многим заинтересованным лицам:

Летом 1942 г. войсками 18-й германской армии генерала Линдемана была окончательно разгромлена 2-я ударная армия, принимавшая участие в неудачной операции по деблокаде Ленинграда. 11 июля сдался в плен ее командующий — генерал-лейтенант Власов.Андрей Андреевич Власов родился 1сентября 1901 года в деревне Ломакино Нижегородской губернии (ныне Гагинский район Нижегородской обл.) в крестьянской семье. Закончив духовное училище и 2 курса Нижегородской духовной семинарии, он в 1918 г. поступает на агрономический факультет Нижегородского университета. Но, проучившись там менее года, в марте 1919г. добровольцем идет в Красную армию и после 24 пехотных командных курсов отправляется на Южный фронт.

Командуя взводом во 2-й Донской дивизии, он участвует в боях с войсками генерала Врангеля. После гражданской войны продолжает военную службу командиром роты, затем на должностях в оперативной части штаба командиром конной и пешей полковой разведки.

В 1924 г. Власов становится начальником полковой учебной команды 26го стрелкового полка и поступает учиться на курсы «Выстрел». В 1929-м назначен командиром батальона. А с 1930г. преподает тактику в Ленинградской школе комсостава. В том же году вступает в ряды ВКП(б), и вскоре его назначают помощником начальника школы по учебной работе. Затем — служба в мобилизационном отделе штаба Ленинградского военного округа.

В 1935 г. Власов уже командует 11м стрелковым полком 4-й Туркестанской дивизии, затем становится помощником командира 72-й стрелковой дивизии. В начале 1938 г. — в штабе Киевского военного округа.

Как одного из самых способных командиров осенью 1938-го его отправляют военным советником в Китай. С февраля 1939 г. Власов — советник при генерале Янь Си-Шане, губернаторе Шэньси в приграничной провинции северо-западного Китая, на территории которой находилась одна из баз революционных отрядов. А с мая 1939 г. под фамилией Волков он выполняет обязанности главного военного советника при генерале Чан Кай-Ши. Судя по всему, советы Власов давал неплохие, ибо за работу на этом посту он был награжден китайским почетным орденом Золотого дракона (к слову, орден из чистого золота весил 130 граммов).

В ноябре 1939 г. Власова отозвали из Китая и назначили командиром 99й стрелковой дивизии Киевского особого военного округа (КОВО), дислоцировавшейся в Перемышле (ныне Пшемысль, Польша). Командирские таланты он проявил и на новом месте службы. В 1940 г. дивизия была признана лучшей, а имя Власова не сходило со страниц «Красной звезды».

Отменно показала себя 99-я дивизия и в начале войны — за стойкость и мужество бойцов 22 июля 1941 она была отмечена боевым орденом Красного Знамени (к слову, первой в Красной армии в годы войны). Правда, командовал ею уже полковник Дементьев (с января 1941г.), сменивший Власова. Однако очевидно, что основы боеготовности дивизии заложил именно Власов, который перед войной уже был командиром 4-го мехкорпуса.

Его корпус — один из сильнейших в КОВО — находился на Львовском выступе. И вновь подразделение, возглавляемое Власовым, проявляет себя с лучшей стороны. В приграничных же сражениях 4-й мехкорпус был разгромлен с воздуха, т. е. не столько по вине Власова и его бойцов, сколько ввиду полного превосходства немцев в небе (по причине разгрома советской авиации в первые дни войны). Власову с частью личного состава удалось отступить в район Бердичева, а затем под Киев.

Там Красную армию ожидало очередное поражение. По советским данным, в окружении оказались около 500 тыс. человек, по германским — свыше 660 тыс. человек, 3,7 тыс. орудий, почти 900 танков.

В окружение попала и 37-я армия, которой командовал (и неплохо) Власов. Это была первая тень, упавшая на репутацию генерала. Исследователи отмечают, что в киевском окружении на некоторый период Власов выпал из поля зрения. На основании этого (а также ввиду дальнейшего его поведения) даже выдвигается версия, что осенью 41-го Власов впервые установил связь с немцами и согласился с ними сотрудничать. Ни подтвердить, ни опровергнуть это не представляется возможным. Дальнейшие события свидетельствуют о том, что предательство Власов совершил позже, в июле 1942-го.

Под Киевом он был контужен, некоторое время находился в госпитале. Его лечением интересовался Сталин, лично Власов рассказывал о тех днях: «Я хандрил и по-стариковски брюзжал. Никто не навещал меня в госпитале, я ничего не знал о судьбе своего корпуса. Перед падением Киева я видел, как плакал Хрущев, и сам не мог перенести горечь утраты. Я чувствовал, что заболел надолго... Однажды утром адъютант доложил мне, что утром в госпиталь звонил Сталин и, узнав, что я сплю, не велел меня беспокоить и просил передать, что интересовался моим здоровьем, что хотел бы меня видеть в Москве, как только я буду чувствовать себя лучше. Конечно, на другой же день я был здоров!..» (его рассказ был записан мл. политруком, корреспондентом армейской газеты «Отвага» Кузнецовым, к дневнику которого мы еще вернемся).

В тяжелые ноябрьские дни 1941-го генералиссимус лично принял Власова. «В Кремле мне пришлось ждать минут пятнадцать, — рассказывал Власов, — секретарь Сталина извинился передо мной и сказал, что Сталин лег только в семь утра и просил разбудить его в десять. Ровно в десять Сталин принял меня. Он был свеж, подтянут, бодр. Только худоба и совершенно седые волосы свидетельствовали о том, как ему нелегко.

— Ну, докладывайте, — обратился ко мне Иосиф Виссарионович. Я растерялся. Докладывать мне было не о чем. Я не знал даже о судьбе своего корпуса. Сталин, видимо, почувствовал мое состояние...

— «Ну тогда я доложу», — и он подробно рассказал о положении на фронтах, о моем корпусе, о повсеместном отступлении наших войск. Удивляла его осведомленность. Он все хорошо знал. Дислокация не только армий, но и дивизий ему известна. Знает на память множество имен командиров.

Рассказ Сталина удручил меня, — продолжал Власов. — Я сидел, понуро опустив голову, а Сталин ходил по кабинету, дымил своей трубкой и тоже молчал. Потом он посмотрел на меня и уже совсем по-новому, оживившись, заговорил:

— Чего нос повесил, генерал? Наступать скоро будем! Да! Да! Наступать! Тут под Москвой и начнем наступать. Тут начнем разгром немцев. Вы знаете, как иногда бывает на состязаниях: бежит спортсмен, уже недалеко заветная ленточка. Вот-вот он ее порвет. Но в самый последний момент он сдает, не хватает духу. И его обходит сзади бегущий. Так будет и с немцами. Мы не упустим этого момента, генерал, мы ждем его, ловим. Он должен вот-вот наступить. Наполеон тоже говорил, что в войне бывает момент, когда может не хватить духу. Нам надо уловить этот момент... Только вот не помогаете вы мне, генералы, опыта не передаете. А мне сейчас нужен военный опыт, я же штатский человек. Все в писанине приходится рыться...»

Вскоре началось контрнаступление. В эти дни под Москвой Власов командовал 20-й армией. Его бойцы освобождали Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу. В первом документальном фильме, посвященном битве под Москвой (к слову, фильм демонстрировали во многих странах, в т. ч. в США, и он получил «Оскара»), Власова величали «освободителем Волоколамска». Он — один из героев контрнаступления, его портрет красовался на первой полосе газеты «Правда» рядом с портретом Жукова.

Возвращаясь к «темным пятнам» времен киевского окружения — если бы Власов в то время уже работал на немцев, то лучшего момента «проявить» себя, чем битва под Москвой, трудно было придумать. Но он проявил себя именно как защитник Москвы...

Как видим, вплоть до начала 1942го (к тому времени Власов уже генерал-лейтенант) его карьера стремительно летит ввысь, он способный командир, можно даже сказать — полководец, ему доверяют, его прославляют. Отмечен орденами Ленина и Красного Знамени, медалью «ХХ лет РККА». Сталин ценит и поддерживает генерала, оказывая ему знаки внимания.

Но в марте 1942-го Власова назначают, что называется, «не туда». Перефразируя одну известную поговорку, он оказался не в том месте и не в то время.

Впрочем, поначалу все складывалось для него неплохо. Его повысили в должности до заместителя командующего Волховским фронтом. Причем есть все основания говорить о том, что к генералу армии К.Мерецкову (командующему Волховским фронтом) А.Власова послали с тем расчетом, чтобы он сменил его на этом посту. Отношения между Власовым и Мерецковым с самого начала не заладились (видимо, Мерецков понимал, для чего прибыл новый зам).

Но тут случилось едва ли не самое важное событие в жизни А. Власова — в апреле заболел командарм 2-й ударной армии генерал-лейтенант Н.Клыков (по одной версии — был ранен, по другой — приступ эпилепсии). Как бы то ни было, Клыков заболел вовремя для себя и не вовремя для Власова. Последнего отправили командовать 2-й ударной (сохранив должность замкомфронта).

Кто знает, не случись этой болезни у Клыкова, быть бы Власову в когорте величайших советских полководцев — в одном ряду с Жуковым, Рокоссовским, Коневым или с тем же Мерецковым, ставшим впоследствии Маршалом Советского Союза.

(К слову, ранение спасло Клыкова от смерти, плена либо расстрела за неудачи 2-й ударной — он спокойно дожил до 1968 г.)

На Волховский фронт, как сказано выше, Власов был назначен в марте, во 2-ю ударную — в середине апреля. Неудачная Любанская операция по деблокаде Ленинграда, которую проводили части 2-й ударной армии Волховского и 54-й армии Ленинградского фронтов, началась еще в начале января. Т. е. Власов ни как замкомфронта, ни как командующий 2-й ударной не мог нести ответственность за эти провалы. (И версии такого рода, что якобы Власов сознательно завел 2-ю ударную в окружение — несостоятельны.)

Если бы Власов остался замкомфронта, он наверняка не нес бы ответственность за неудачи Волховского фронта (отвечал бы командующий Мерецков), а за гибель 2-й ударной — отдувался бы Клыков. Но...

Армия к моменту прибытия Власова по сути уже была окружена. В «мешок» попали 8 дивизий и 6 бригад. Штаб армии был разбит. Управление войсками было нарушено. Машины встали — кончилось горючее. Вывоз раненых прекратился. Главный хирург фронта А.Вишневский запишет в своем дневнике: «Во 2-й ударной в кольце скопилось 5 тысяч раненых. Вывести их пока невозможно».

Как пишет мл. политрук, журналист Кузнецов, бойцы с воодушевлением восприняли прибытие нового командарма, прославившегося в ходе контрнаступления под Москвой.

Дневник корреспондента интересен еще и тем, что в нем отражены моменты, позволяющие судить о чертах характера Власова (в т. ч. из соображений последовавшего предательства). Генерал понимал значение прессы, привечал журналистов, заботился, как сказали бы теперь, о своем имидже.

«Наше редакционное знакомство началось с весьма забавного случая: с ним нечаянно столкнулись на дороге наши корреспонденты — Лазарь Борисович Перльмуттер и Виталий Иванович Черных. Это наши трудно поддающиеся «военизированию» и, как правило, редко бреющиеся «отважники». Командарм остановил их, строго спросил, кто они такие. Филолог постарался отрапортовать, как мог, а Виталий Черных тем временем пытался спрятать свою щетину за спиной филолога. Узнав, что перед ним журналисты армейской газеты, Власов заметно подобрел, отрекомендовался, не упустил случая заметить, что он любит журналистов, и распорядился передать редактору, чтобы тот явился к нему на следующее утро».

Редактор пришел в назначенный час к командарму. Власов добродушно пригласил его к завтраку с блинами («сейчас мы масленицу устроим») и начал разговор о вещах, казалось бы, имеющих весьма отдаленное отношение к тяжелейшему положению армии. Он говорил, что надо браться за партийную и пропагандистскую работу, наладить питание солдат («это безобразие, что в красноармейской столовой нет соли») и т. д. Явно с прицелом на то, что военные журналисты напишут все это в армейской газете, а солдаты прочитают, как командарм о них заботится.

Еще корреспондент отметит: «Новый командующий производит любопытное впечатление. Обращает на себя внимание прежде всего его самоуверенность и властность. Орденов не носит. Заметно стремление казаться человеком широкой души, демократом славянофильского типа. Первым здоровается со встречными красноармейцами».

Что здесь настоящего во Власове, а что игра на публику — трудно сказать. Ведь бросил же он впоследствии своих подчиненных, истекающих кровью и перешел на сторону врага. А вот, скажем, начальник штаба 2-й ударной Виноградов, армейский комиссар Зуев и начальник особого отдела армии Шашков предпочли плену и позору смерть — все они покончили жизнь самоубийством.

Власов прекрасно понимал, что если тотчас не вывести армию из окружения, ее ждет гибель. Неимоверными усилиями удалось пробить 700-метровый коридор у д. Мясной Бор (место у этой деревни войдет в историю как «долина смерти» из-за десятков тысяч погибших). Была возможность вырваться из котла, разбившись на небольшие группы. Но отходить было запрещено, что и обусловило гибель 2-й ударной и пленение оставшихся в живых.

В июне-июле армия окончательно была разгромлена войсками 18-й германской армии генерала Линдемана. 11 июля в плену оказался ее командующий — генерал-лейтенант Власов.

Шел ли Власов к немцам сознательно (т. е. сдался), или «попал» случайно? Его нашел староста русской староверческой деревушки. Он задержал высокого человека в очках и гимнастерке без знаков отличия, в стоптанных сапогах и его спутницу-фельдшера. Они меняли в деревне ручные часы на продукты. Староста запер их в сарае и сообщил об этом немцам. После этого Власова доставили на станцию Сиверская в штаб генерала Линдемана.

Возможно, на тот момент Власов окончательно решил перейти на сторону врага. В таком поступке, возможно, сыграли свою роль и его непростые отношения с Мерецковым. В июне 1942-го стало известно о гибели 2-й ударной. Кто-то должен был за это ответить. Видимо, Мерецков решил возложить главную ответственность на Власова.

(У Мерецкова были свои причины искать «стрелочника» — ведь не прошло и года, как его освободили из-под стражи. С началом войны был возвращен в строй, назад в камеру, конечно же, не хотелось.

Более того, а окажись на месте Власова (или просто в плену) сам Мерецков, как бы он себя повел? Среди материалов его дела были, к примеру, довоенные застольные разговоры с генералом Павловым (командующим Западным особым округом), в которых Мерецков за рюмкой водки говаривал, что, мол, если немцы нападут — Мерецкову и Павлову от этого хуже не будет...)

Известно, что 25 июня командующий фронтом Мерецков дал шифрованное распоряжение об аресте Власова за поражение войск фронта. Может, Власов узнал о шифровке и понял, что его ожидает? Известно также, что Мерецков несколько раз посылал за Власовым самолет, но тот отказался вылететь. Что это было? Не хотел бросать своих бойцов? Вряд ли — он их впоследствии бросил, не пожелав разделить их участи. Скорее всего, Власов попросту струсил — и представил себя на месте генерала Павлова.

Возможно, он испытывал и чувство горечи — все-таки его вина в поражении 2-й ударной была не самой большой (во всяком случае гораздо меньшей, чем Мерецкова и его предшественника Клыкова). Был также и целый комплекс причин — страх, разочарование, неизвестность, крах столь удачно развивавшейся карьеры (что для Власова, который отличался властностью, честолюбием, любовью к славе, было ударом).

Был ли Власов закоренелым идейным врагом советской власти, как он потом заявлял? Вряд ли. Все говорит о том, что до пленения он был типичным советским генералом, преданным, как написано в его аттестации, «делу Ленина— Сталина и Коммунистической партии».

Выше мы цитировали восторженные отклики о Сталине из дневника Кузнецова. Можно, конечно, списать это на лицемерие Власова, игру на публику. Но вот что он писал одной из своих жен (Власов был многоженцем — две остались в Союзе, еще одну — Хайди Альдхейн — он нашел в Германии): «Ты не поверишь, как я счастлив! Самый большой человек в мире еще раз говорил со мной в присутствии его ближайших учеников. Какая радость! И представь: из его уст я слышал похвалу себе. Теперь я не знаю, как оправдать то доверие, которое он мне оказывает. Буду работать еще лучше, еще напряженнее».

Да и стремительная военная карьера генерала, то же «ответственное поручение» — назначение советником в Китай — свидетельствуют о «верности делу Ленина— Сталина» до сдачи в плен.

Приказом по Наркомату обороны СССР от 5 октября 1942 года Власов был зачислен в пропавшие без вести и числился таковым до 13 апреля 1943 года, когда обстоятельства его измены были выяснены и приказ отменен.

С первых же дней своего пребывания в плену Власов стал на путь предательства — какими бы трактовками и мотивировками своего поступка он ни прикрывался. Работал на фашистов на идеологическом фронте — выпускал листовки и обращения, а в 1943 году приступил к формированию т. н. Русской освободительной армии (РОА) для борьбы со своей страной и народом. Конечно, не была эта «армия» «освободительной». Известно, какая судьба была уготована немцами народам Советского Союза. Как не соответствовали предназначению РОА и слова из песни власовцев «Мы идем на бой с большевиками за свободу Родины своей!»

Первая дивизия РОА была сформирована на базе бригады известного палача и карателя Каминского. Вербовал своих «добровольцев» Власов в основном в концлагерях из военнопленных, перед которыми стоял выбор: РОА или смерть.

В его формированиях оказалось много бывших кадровых офицеров Красной армии из числа перешедших к немцам или попавших в плен. Установлено, что в период с осени 1944 г. по весну 1945 г. в РОА служили: 1 генерал-лейтенант (Власов), 6 генерал-майоров, 1 бригадный комиссар, 1 комбриг, 42 полковника, 1 капитан 1-го ранга, 21 подполковник, 2 батальонных комиссара, 49 майоров и т. д...

Начальником штаба власовцев стал бывший профессор Академии Генштаба, а затем замначштаба Северо-Западного фронта генерал-майор Ф. Трухин. Начальником оперативного отдела штаба стал полковник А. Нерянин (о нем маршал Б. Шапошников сказал, что это «самый блестящий офицер Красной армии»).

В ВВС РОА авиационными эскадрильями командовали Герои Советского Союза бывший капитан С.Бычков и бывший старший лейтенант Б.Антилевский и т. д...

Предательство Власова и его высокопоставленных подручных особенно выделяется на фоне судеб других генералов, также оказавшихся в плену, но не согласившихся сотрудничать с фашистами.

Генерал-лейтенант инженерных войск Д.М.Карбышев, профессор Академии Генштаба РККА, погиб незадолго до конца войны, зверски замученный в лагере Маутхаузен — облит водой на морозе. Генерал-лейтенант Ф.А.Ершаков, бывший командующий войсками 20-й армии, наотрез отказался сотрудничать с гитлеровцами и умер при этапировании со «спецобъекта» от разрыва сердца. Генерал-майор С.Я.Огурцов, бывший командир 49го стрелкового корпуса, бежал с этапа и вступил в польский партизанский отряд, храбро воевал и погиб в бою с гитлеровцами. Генерал-майоры Г.И.Тхор и И.М.Шепетов были активными участниками Сопротивления в Хаммельбургском лагере, но, выданные предателем (генерал-майором Наумовым), замучены гестапо. Погибли либо замучены в плену еще десятки генералов.

По некоторым данным, плюнул в лицо Власову в ответ на предложение вступить в РОА генерал П.Г.Понеделин. А ведь последний был после войны расстрелян уже советскими властями. Причем о Понеделине действительно можно сказать, что он был идеологическим противником советской власти. Так, во время пленения немцы изъяли у него дневник, в котором он излагал свои антисоветские взгляды по вопросам политики ВКП(б) и советского правительства. К примеру, он резко критиковал коллективизацию, писал о том, что обнищавшее колхозное крестьянство к советскому правительству относится недоброжелательно и поддерживать его в войне с немцами не будет. О репрессиях 1937—1938 гг. и т. д... Хотя Понеделин у немцев на службе не состоял. К фашистам пошел Власов, который не был замечен до войны в ведении подобных записей.

P. S. В 1945-м большая часть власовцев сдалась союзникам, обратившись к ним с просьбой предоставить политическое убежище. Однако все они, включая руководство РОА, были переданы советскому командованию.

Потерпев крах, Власов предпринял попытку «помириться» с советским правительством и из-под Праги телеграфировал: «Могу ударить в тыл вражеской группировке немцев. Условие — прощение мне и моим людям». Естественно, никто ему отвечать не стал. А вскоре при попытке пробиться к американцам генерал-предатель был пленен капитаном Якушевым.

Летом 1946 г. закончилось следствие по делу руководства РОА во главе с Власовым. Согласно материалам дела, содержавшего 29 томов, Власов и его окружение не имели претензий к советскому строю, а мотивами их сдачи в плен и дальнейшего предательства были личные соображения.

Суд, состоявшийся 30 августа — 1сентября 1946 г. в Москве, признал А.А.Власова и 11 его сподвижников виновными в измене Родине и приговорил их к высшей мере наказания через повешение.

Источник

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Підтримати «Голос Правди»

Читайте нас у «Google.News», «Яндекс.Дзен», «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Возвращаясь к теме Парка истории государства Российского и казаков-коллаборационистов: М. Бердник — «Голос Правды»

Возвращаясь к теме Парка истории государства Российского и казаков-коллаборационистов: М. Бердник — «Голос Правды»

01.06.2020
Елена Маркосян: Вынесу в отдельную тему:...

Елена Маркосян: Вынесу в отдельную тему:...

01.06.2020
Памятник Иуде в Свияжске. Миф или реальность?: М. Бердник — «Голос Правды»

Памятник Иуде в Свияжске. Миф или реальность?: М. Бердник — «Голос Правды»

01.06.2020
Юрий Кот: "Я всё умею — пилить,...

Юрий Кот: "Я всё умею — пилить,...

01.06.2020
Экипаж Crew Dragon после стыковки встречали российские космонавты Анатолий Иванишин и Иван Вагнер: М. Бердник — «Голос Правды»

Экипаж Crew Dragon после стыковки встречали российские космонавты Анатолий Иванишин и Иван Вагнер: М. Бердник — «Голос Правды»

01.06.2020
«Небесный афроамериканец». «Черная война» в США: худшее еще впереди: М. Бердник — «Голос Правды»

«Небесный афроамериканец». «Черная война» в США: худшее еще впереди: М. Бердник — «Голос Правды»

01.06.2020
Елена Маркосян: Судя по тому, что говорит...

Елена Маркосян: Судя по тому, что говорит...

01.06.2020
Андрей Сахаров — духовный предтеча современного терроризма: М. Бердник — «Голос Правды»

Андрей Сахаров — духовный предтеча современного терроризма: М. Бердник — «Голос Правды»

01.06.2020
Юрий Кот: Мой близкий друг дал пару слов...

Юрий Кот: Мой близкий друг дал пару слов...

31.05.2020
Елена Маркосян: Стивен Пайфер, экс посол США в...

Елена Маркосян: Стивен Пайфер, экс посол США в...

31.05.2020
Юрий Дудкин: ТРАМП РЕШИЛ ПРИГЛАСИТЬ...

Юрий Дудкин: ТРАМП РЕШИЛ ПРИГЛАСИТЬ...

31.05.2020
Юрий Кот: А нам рассказывали побасенки...

Юрий Кот: А нам рассказывали побасенки...

31.05.2020